РЕНЕГАТЫ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РЕНЕГАТЫ » Том I "Кровь за кровь" » Страшная сказка


Страшная сказка

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

Страшная сказка
20 мая 843 года; Конфедерация Вэлгар, Дэрдаррия, леса севернее Стриллергорта
http://funkyimg.com/i/2dVYz.gif http://funkyimg.com/i/2dVYA.gif
Эйлин Ферро, Ричард Рид, Гаркарен Войль, Ливиллия Гройс, Софи Раур, Вильям Хант
http://funkyimg.com/i/27jbx.png
Весна в Дэрдаррии выдалась теплой в этом году. Даже сверх меры. Но людям это не мешает праздновать, пьянствовать и дебоширить. И все бы ничего, если бы не начался сильнейший пал в одном из лесов севернее Стриллергорта, не начали пропадать люди на трактах, решившие скоротать путь через обугленное кладбище животных и деревьев. Именно там и начинается история, которой однажды, быть может, будут пугать сельских детей, отваживая от леса...

+1

2

Предместья города.

«Жарко. Очень жарко для весны этих мест».
Именно так думал наймит, сидя верхом на лошади, томно передвигаясь по нелюбимому им, но столь удобному тракту. Тук-тук-тук. Тук-тук-тук. Лошадиные копыта стучали по затвердевшей земле, что не знала дождей примерно с начала мая. Громадные трещины разрывали ее на отдельные части, словно создавая границы, как между княжествами.
Небесный диск был распят в самом зените и нещадно палил черноволосую голову нагваля и его спутницы.
- Ярве, поди, элем сейчас в трактире заливается. Видите ли, южная земля ему не по вкусу. – Изгнанник пренебрежительно сплюнул на землю. Нагваль-медведь хоть и был прекрасным товарищем, великолепным собутыльником и просто хорошим напарником, но порою был всяческим невыносим.
- Странный запах. Ты не слышишь?  - Мужчина принюхался сильнее, втягивая ноздрями воздух. Что-то ему подсказывало, что горелой плотью и дымом просто так никогда не пахнет. Легкая тревога заполнило его звериное сердце.
- Нужно скорее добраться до города.

Недалеко от горевших лесов Стриллергорта.

Он бежал так быстро, как только мог. Сердце отстукивало сумасшедшую канонаду, норовя выпрыгнуть из груди и мчаться впереди своего хозяина. У страха глаза велики. А у этого они были больше и глубже, бездоннее, чем у самой смерти. Кюльвих никогда так не пугался, как сейчас. Он всегда думал, что все эти басни: про больших черных чудовищ, с языком шириною в дверь и длиною в жизнь. Что этими тварями пугают лишь детей, дабы не забредали глубоко в лес.
Но теперь. Теперь он сам убедился. Ноги несли его быстрее, чем когда-либо. Сыну кузнеца казалось, что сегодня он смог бы наконец победить ежегодные забеги в его городке. 
А навстречу ему шли силуэты. Они расплывались, словно в пустыне. Точно миражи. Может от долгого бега, малой подачи кислорода и сильного солнцепека ему все это почудилось? Может и так. Но он должен был предупредить. Обязан.
- Бегите! – ноги Кюльвиха предательски подкосились, словно его ударили здоровенной палкой под колени. Он упал, смачно ударившись лицом о землю. В голове зазвенело, словно в десятке сторожевых башен, а перед глазами рассыпались сотни разноцветных звездочек, начиная водить свои хороводы.
- Бегите… - протянул паренек, когда на него упала тень подошедших. – Там монстр…Боль… шой… Трог…. Ит… - а дальше лишь тьма и холодное спокойствие, обнимающее тело сына кузнеца, густо обволакивающее, словно кисель.

Нагвальско-людская деревенька Малая Дэррдарийка в километре от Стриллергорта.

Юный Онаш всегда был охоч к труду и любил свою родину. А когда родине требовалась помощь – он охотно ей помогал. Пусть ему и было всего-то четырнадцать зим. Пусть он не может пойти еще в армию, дабы сражаться за свою вотчину, но зато он может выполнять мелкие поручения. А, как известно, все огромное состоит из мелких деталей. Конфедерация не один день строилась. Придет день – и все заслуги Онаша вспомнят. По меньшей мере – должны вспомнить. Но откуда знать зеленому сердцу, что плевать князья хотели на таких как он. Их задача поскорее устранить очаг проблемы, а какими способами, всегда было неважно.
Не так давно к ним в деревеньку приехал посланец с кипой бересты, уже исписаной, всучил старосте определенное количество и требовал развесить на всех столбах в радиусе десяти километров вокруг деревеньки. И вот теперь Онаш смог вновь услужить своему князю. И сын нагваля женщины и мужчины человека охотно ее выполнял. В маленькой авоське – десяток гвоздей да молоток, береста с надписью: «Требуется наемник, желательно – нагваль. Обращаться к импату Стриллергорта». И долгий-долгий путь.
Эх. Почему он не может пойти к ипату? Наверное потому, что он еще слишком мал. Но когда он вырастет - обязательно сможет поступить так же. Осталось лишь научиться владеть мечом.
- Эгей, странствующие! Мечом рубить умеете?

Примечание:

Эйлин, Ричард, у ваших ног - юный сын кузнеца. Что с ним делать - решать вам.
Вильям, Софи,   мальчишка обращается именно к вам.

Приечание 2:

На все действия с людьми - пишите заявочки, будьте добры. Хотите лечить человека - пишите.)

+3

3

Неподалеку от сгоревших лесов Стриллергорта.
Утро задалось на славу, даже не смотря на то, что ветер сменил направление и теперь запах дыма от сгоревших и тлеющих лесов сопровождал путников. Солнце пекло так, будто бы лето заявилось на месяц раньше и было уже в самом разгаре, а на небе, как на зло, не было ни облачка. Видимо, благодаря такой аномально жаркой погоде и начались лесные пожары – сухая прошлогодняя трава и листва быстро загораются в столь сильных и ярких солнечных лучах. И если запах сгоревшей древесины был приятен, хоть и удушающ, то запах невольных жертв пожара был отвратителен. Благо, не так часто воняло сгоревшей плотью – путники ехали на достаточном расстоянии от полосы прошедшего пожара. 
День обещал быть ужасно жарким и изнуряющим – нагваль и его спутница хотели пройти как можно больше и оказаться подальше от этих мест. Ричард даже представить себе не мог, что случилось с трактом - он был в стороне прошедшего пожара. Все-таки был плюс в том, чтобы ходить малоизвестными тропами, не попадаешься на горелое и безжизненное. По сторонам узкой лесной тропы возвышались деревья, преимущественно лиственные, от того и пекло по головам нещадно – листья еще не успели полностью вырваться из плена липких почек. Что есть деревья, что их нет – все одно, жара.
- Такое чувство, будто бы уже в Каргвеллии. Или в пекле.
Послышалось ворчание, которое, естественно, исходило от нагваля. Быть вечно недовольным чем-то – это он умел. Он был недоволен всем подряд уже как с неделю, с того самого момента как раскрылась одна маленькая «незначительная» тайна Эйлин. Первые дня два-три Ричард бесился и огрызался как только мог, однако постепенно остыл и переосмыслил все. Теперь же наемник изредка ворчал и говорил что-нибудь по делу, праздных разговоров от него добиться стало сложно. Но все же он стал более дружелюбен, прогресс по сравнению с тем, что было восемь дней назад, был виден невооруженным глазом. Он вел в поводу свою лошадь, на которую были навьючены вещи. Эйлин шагала по другую сторону кобылки, и Ричард надеялся, что ей не напечет голову – и так буйная да упрямая, а с солнечным ударом так вообще ее разнесет на какое-нибудь непотребство в виде очередного скандала. Хмуро посмотрев на девушку, нагваль озвучил свои опасения:
- Маковку прикрой, а то припечет.
Дав ценный совет, Ричард отвернулся и выдохнул, прикидывая, что делать дальше. Стоило подняться в воздух и посмотреть нет ли на пути пожара или еще какой опасности, но стояла такая жара, что ему было банально лень это делать. Ладно, вот выйдут на следующую прогалину или поляну, там и посмотрит что да как на их пути. Судьба имела совсем другие планы – навстречу Риду и Ферро бежал какой-то паренек. Бежал красиво, загагулинами, размахивая руками и чуть ли язык не повесив на плечо. Лошадка соловой масти всхрапнула, запрядала ушами, когда Ричард остановил ее. Дорога, по которой они шли, была известна лишь немногим, поэтому нагваля сильно напрягло присутствие какого-то тела впереди. Которое на всех парах бежало к ним, так, будто бы за ним неслась стая волков-переростков. Настораживающе. Послышался звук извлекаемого из ножен меча – то нагваль решил перестраховаться, а то пес это бегущее тело знает. Вдруг сумасшедший или еще какая напасть? Да, подозрительность в нагвале цвела и пахла как тина на болоте. Конечно, была возможность и того, что этот бегущий к ним человек был местным – неподалеку, кажется, была деревенька.
- Бегите!
Еще более подозрительно! Хотя, подозрительность немного ушла, ведь паренек так смачно навернулся. Если бы Ричард был судьей на соревнованиях «кто искуснее упадет», то он бы поставил беглецу восемь баллов из десяти. Пронаблюдав за полетом шмеля в виде паренька, нагваль раздраженно вздохнул. Вот так идешь себе, идешь, а тут тело какое-то на дороге валяется.
- Не подходи.
Кратко бросил он Эйлин, зная ее душевные порывы помогать всем и вся. Сам же Ричард двинулся к лежащему человеку, раздумывая о том, что за хрень происходит. Бежит от кого-то? Или, наоборот, заманивает в ловушку? Знавал наемник такие фокусы, когда спасенный втирался в доверие, а потом всем глотки резал. На своем примере знал, хех.
- И что тут у нас?
Тень нагваля упала на паренька и тот вновь что-то заговорил. Вернее, забормотал что-то бессвязное и непонятное. Монстр? Какой еще, в задницу его дери, монстр? Может паренька солнцем припекло?  Ричард уже было хотел вытрясти с этого тела ответы, но оно взяло и отрубилось. Мда… Вот теперь встал вопрос – идти своей дорогой, или же на всякий случай паренька прирезать? Обернувшись на Эйлин, Ричард нахмурился. Не даст она ему убить мальчишку, добрая как старая корова. Ну и пес с ним. Нагваль вернул клинок в ножны и пошел дальше, махнув на тело рукой. Вот только беспокоили его слова человека о монстре. Конечно, ему могло и привидеться, но все же. Если бы он шел один, то можно было бы и проигнорировать опасность – быстрые крылья и ноги палкой по спине не получают. Но с ним была Эйлин, которую требовалось охранять, и которая лезла во все неприятности на их пути. К слову, о ней… Ричард обернулся, взглянув на девушку и качая головой.
- Только не говори мне, что ты собралась ему помочь. У нас на это нет времени.

+3

4

Недалеко от горевших лесов Стриллергорта.

Девушке было весьма жарко, но еще сильнее ее припекал нагваль своим весьма агрессивным настроением. Конечно, сейчас все было куда проще, она думала, что Рид вообще никогда не успокоится и будет орать до самого Борна. А он нет, он молодец. Поорал и бросил ее посреди леса ночью.
Потом, правда, вернулся, но Эйли успела испугаться на пару дней вперед, особенно, когда твой друг юности внезапно становится грифоном. Да не просто грифоном – грифонищем!! Она побоялась задавать лишние вопросы, а то еще опять орать будет! Как только не оглохла за тот вечер?
Но стоило же всему раскрыться, именно тогда, когда они нашли общий язык и между ними вновь возник тот дружеский уют, который был еще в Борне. И вот оно. Вот оно какое! Неужели ребенок может стать такой большой проблемой? Он же не виноват, что отец имперский козий шарик? Не виноват. Тогда почему же Ричард винит? Хотя, Эйли все еще надеялась на то, что они как-то разрешат эту проблему и все будет хорошо. Никаких преследующих мужей, никаких угроз. И уж тем более, никаких угроз жизни Невилла.
- Это потому что ты все время злишься.
Подала, наконец, голос,  поняв, что муки выбора у нее повернулись в сторону позадирать немного нагваля. Нагваля! Подумать только! Осознавать подобное было для нее каким-то забавным таинством. Эйли улыбнулась, все-таки прикрывая маковку по совету Рида. Жарковато было, действительно, но не так уж и сильно, вполне терпимо для нее. Еще бы потеплей и можно будет чувствовать себя почти в уюте. Но идти от этой жары хотелось куда меньше. Хотелось к воде. Но подальше от запаха пожарища. Коли впереди должна была быть деревня, то и река не далеко, а значит, можно было бы там отдохнуть немного и снова в путь с немного обновленными (охлажденными) силами.
- Ричард, как думаешь, почему произошел пожар?
Они хоть уже и озвучивали, что кто-то погорел, но как-то Эйлин не задавалась вопросом, почему это произошло? А вдруг нашествие какое? Враждующие племена имперцев? Разбойники? Вдруг они идут чтобы вляпаться во что-то опасное? Ее опасения подтвердил бегущий навстречу человек, который призывал бежать. Эйлин, однако, бежать не стала, но остановилась.
Им открылась странная картина парня, который бежал, призывал и их бежать, а потом он плюхнулся. Это выглядело слишком забавно, хоть и больно, поэтому, Ферро поджала губы, одновременно и сочувствуя незнакомцу, и… Но он же так забавно плюхнулся!
Эйли осторожно кралась за нагвалем к этому телу, не смотря на то, что ей было сказано не подходить. Поэтому, она пряталась за Рида и оттуда следила за парнем.
- Ох, ты ж как ударился.
Ей показалось, что у самой тоже лицо заболело т того, насколько цветастым от крови парень стал. Еще большее желание помочь тому появилось , но без согласие на то Рида, она не смела проявлять самодеятельность. А то опять начнет орать. Поэтому просто молча страдала совестью.
- И что мы будем делать теперь?
Она спросила, не зная, куда ей хочется больше. Посмотреть на монстра или не высовываться? Но на монстра-то тоже интересно! Монстров она еще не видала. Ну, кроме Ричарда в его пернато-шерстяном костюме.
Не получив рекомендации отойти от парня, она все-таки присела возле него, обернувшись на Ричарда.
- Не будь таким сухарем.
Просяще, она сложила бровки домиком. Как можно было так равнодушно относиться к чужой жизни? Она никогда, наверное. Этого не поймет. Или поймет, Но подобное понравится вряд ли. Поэтому она снова повернулась к телу, подпирая голову локтями и сидя перед ним, как ребенок перед муравейником, в ожидании чего-то.
- Надо его хотя бы в себя привести, не бросать же посреди дороги. Не заметят и затопчут. А еще может перегреться и просто мозг у того сварится. Ну, Риииид, пожалуйста-препожааалуйста!
И снова уговаривает этого наемника! Еще она его уговаривала, потому что боялась что парень неожиданно очнется и набросится на нее. А так на Ричарда набросится, а тот большой и сильный, его не жалко. Ну, в том плане, что он-то точно не пострадает, если что.

Заявка: Эйлин лечить не будет но осмотрела б тело на предметы повреждений, помимо моси.

Отредактировано Эйлин Ферро (2016-07-13 07:38:49)

+3

5

Нагвальско-людская деревенька Малая Дэррдарийка в километре от Стриллергорта.

Жарко…Душно… Солнце припекает так, словно давно и люто за что-то ненавидит всех. К слову, эти «все» отвечают ему взаимностью и ненавидят не менее люто. Только посмотрите на их лица. Люди ходят хмурые и недовольные. Наверное, всё из-за погоды? Но она же не так плоха, так чего это они? Что-то случилось? В любом случае, наемница себя чувствует прекрасно, если бы не одно «но»…
Безумно хочется что-нибудь эдакое учудить. За неимением большего, весь талант и огромное желание выводить из себя невольно сосредотачиваются на несчастном полукровке (который, вроде бы, ни в чем не виноват). А нечего находиться в зоне поражения! Хант,  к слову, и без того большую часть времени ходит с таким кислым лицом, словно он носит в карманах по протухшему яйцу. Можно считать, что специально провоцирует! Вредный,  вспыльчивый, хмурящийся и вечно ворчит. А ещё бесится из-за каждой мелочи. Настоящий подарок для того, кто хочет немного повеселиться и потрепать кому-то нервы. Нервы? Да были ли они вообще когда-нибудь  у этого недотепы?
Были… И до их знаменательной встречи (сколько там лет уже прошло?) они явно были намного целее (но не факт).
Софи осматривается в деревушке. Здесь довольно тихо, приятная новость после нескольких больших городов за спиной. Чудная погода (для той, что родилась практически на песке в пустыне), неплохая неделя, довольно удачная, даже денег немного умудрились заработать (правда, их на долго не хватит). Так чего же она ерзает и пытается больнее ужалить того, кто ни в чем не виноват? Скучно. Безумно, бесповоротно скучно. Аж зубы сводит. И с этим крайне трудно что-то придумать. Её скука настолько велика, что почти материальна. Только руку протяни и почувствуешь ее неприятное и холодное рукопожатие, увидишь хитрую ухмылку на всё лицо. Скука стоит за плечами лучницы, словно огромное серое животное и пытается её уговорить сделать что-то поистине потрясающее. Что-то, что встряхнет эту деревню, этих странных людей и этого глупого мальчишку, что стоит рядом.
Легкий вздох слетает с губ и девушка с каким-то остервенением сплетает пальцы за спиной, словно пытается сама себя остановить от необдуманного поступка и оградить друга от своих причуд. Нужно срочно чем-то занять свои мысли. Но чем? Поговорить о какой-нибудь ерунде?
- Говорят, тут где-то совсем рядом леса горят.
Не вопрос. Скорее, предложение дальнейшего разговора и попытка зацепиться хоть за какой-то более-менее занимательный факт. Девушка внимательно смотрит на напарника и продолжает держать руки за спиной, от усилия даже костяшки пальцев побелели.
«Ну же, Вил, поговори со мной. Отвлеки меня…»
- Интересно, их кто-то специально поджег или это случайность?
Вильям продолжает хмуриться. Да прекратиться это когда-нибудь или нет? Хочется стукнуть его по лбу (не сильно), чтобы отвлекся от своих (явно не радужных) мыслей и повеселел, но рысь всё ещё держится. Хотя и с трудом. Отводит взгляд, чтобы еще раз глубоко вздохнуть и дождаться какой-либо реакции на свои слова.
- Эгей, странствующие! Мечом рубить умеете?
- Мечом?
Зачем-то переспрашивает Раур, а потом переводит взгляд и смотрит на своего горе-напарника, явно чего-то ждет от него. В их славном дуэте наемников разговаривать отведено как раз ему. Не смотря на то, что и сам он не самый лучший собеседник на всем белом свете. С ним бывает тяжело. Или не разговоришь или не заткнешь. Тут как повезет.  Что там у нас сегодня по календарю господина «отгадай, какое у меня сегодня настроение»?
- Работа нам бы сейчас не помешала.
Она совсем не шепчет, однако, со стороны именно так может и показаться. Её слова может разобрать разве что нагваль, который стоит достаточно близко для этого. Для него, собственно, девушка и озвучивала свои мысли. Мол, смотри, деньги-то сами плывут прямо к нам руки. Или нет так. Скорее, смотри, мы найдем неприятности везде, потому что это –наш дар и не самый плохой способ заработать на еду!
Очень удобно, когда у тебя настолько тихий голос. Можно говорить и не бояться, что кто-то услышит твои рассуждения.

+3

6

Нагвальско-людская деревенька Малая Дэррдарийка в километре от Стриллергорта.

Цок-цок-цок... Рыжая кобыла бодро шагала вперед, словно и не было на ней ни сумок, ни шкур лесного зверья для продажи. Дай ей волю - и эта якобы годовалая кобылица помчится вперед, вскочит на радугу и полетит дальше, прямиком к солнцу. Не менее нетерпеливой выгладила и Софи. Ох, как хорошо он знал это ее выражение лица, постоянное ерзанье и оглядывание. И хоть сейчас держалась она молодцом - рано или поздно сорвется,а тогда пиши пропало. Вильям нахмурился, что не ускользнуло от внимания девицы. И, кажется, только сильнее ее спровоцировало.
Покрепче сжав повод лошаденки львенок стиснул зубы, стараясь даже не смотреть в сторону спутницы, только вот спиной чувствовал ее внимательный и пристальный взгляд.
- Говорят, тут где-то совсем рядом леса горят.
Нагваль чуть наклонил голову набок, о чем-то задумавшись, а затем и улыбнувшись.
- Хочешь предложить подработать и потушить пожар? Или сделать это в качестве отдыха?
В ответ Софи лишь отмахнулась, украдкой взглянув на спутника как на полного идиота, а затем продолжила, как ни в чем не бывало. Со стороны могло показаться, что она вообще беседует сама с собой, лишь бы разбавить это бесконечное "цок-цок-цок", поэтому наемник лишь пожал плечами: ну жгут и жгут, что с того? На этих двоих пожары никак не сказались, зверье вроде особо и не бежало из родных мест прочь. Главное, что сейчас есть деньги на ночлег и вкусную еду, что горизонт все еще впереди, а клинок висит на спине. Что еще нужно? А нужно найти работу, чтобы не оказаться на улице посреди ночи с пустыми карманами, без пищи и без оружия. Он-то справится, а вот Софи этому подвергать не хотел. Она была для него своеобразным стимулом не сдаваться, не надеяться на такое любимое многими "авось" и продолжать стремится вперед.
Работа, работа... Какая работа может быть в этих краях? Лес тушить? Мечом его шибко не потушишь, ровно как и стрелами. Оставалось надеяться, что в здешних краях водится какой медведь-людоед али стая волков, таскающая овец и коров. А быть может и детей. Тогда заплатят больше, еще и шкуру продать получится.
- Эгей, странствующие! Мечом рубить умеете?
Взглянув сперва на мальчишку, а затем и на Софи, Вильям снова недружелюбно уставился на первого. "Если тебе нужен наставник, то ищи его в другом месте", - наемник хотел было пойти дальше, как вовремя заметил, что юнец не просто так к ним обратился. "Что это у тебя?" - почти бесцеремонно выхватив кусок бересты у мальчонки и пробежался по нему глазами.
- Работа нам бы сейчас не помешала. - ох уж этот живой здравый разум. Настроенный на отдых нагваль лишь вздохнул, очевидно смиряясь с тем, что за работу эту нужно хвататься всеми руками-ногами-клыками, иначе в любой момент перехватить ее мог кто-то еще. А это уже грозило тем самым пустым кошельком.
Нагваль пустил руку в карман, извлекая из него довольно крупный медвежий клык, вполне себе пригодный для оберега а затем протянул его мальчонке. "Отведешь к импату, храбрец?" - в этот раз Вильям даже улыбнулся. Бледно и слабо, но для знающего человека это был неплохой намек на то, что львенок действительно настроен дружелюбно.

+2

7

Предместья Города

- Ты боишься? - спросила Ливиллия, иронично вздернув бровь. В ее глазах сверкали озорные искорки, а уста растянулись в язвительной улыбке. Только вот уголки губ немного подрагивали, а взгляд нет-нет, да косил в сторону ядовитого дыма.
Темный, тучный, уверенной вьющейся линией он взмывался в небеса. В этом зрелище было что-то величественное. Черная, чуть размытая по краям лента - вестница ужаса, и умиротворенное голубое небо, далекое от мирской суеты. Контраст заставлял сердце биться немного сильнее.
Запах гари пугал Синицу. Ливиллия не сводила с кобылы взгляда: молодая лошадь всегда отличалась удивительной интуицией. Она становилась непослушнее, мотала головой из стороны в сторону, тревожно фыркала. Уши кобылы были повернуты в сторону пожарища, словно та пыталась расслышать треск костра. Она то останавливалась и пугливо била копытами по покрытой трещинами сухой желтоватой земле, от которой шел легкий пар, то начинала идти быстрее, переходя на рысь.
- Это нехорошее место, Синица сама не своя, - согласилась Ливиллия. Она пригнулась к лошади, ласково похлопала по бокам, почесала за ушами и начала негромко напевать незамысловатую мелодию, надеясь успокоить кобылу. Голос наездники несколько умиротворил Синицу, шаг ее стал гораздо увереннее и прямее.
Ливиллия достала из сумки небольшую морковь – любимое лакомство Синицы – и не торопясь скормила ее кобыле.
Казалось, что движения девушки нарочито медленные. Сторонний наблюдатель, не знакомый ни с коневодством, ни с Ливиллией, мог бы усмехнуться в усы и решить, что настырная девчонка намеренно злит учителя. Но это было совсем не так.
Ливиллия пришпорила кобылу. Та зашагала торопливее, рысью, а затем пустилась галопом.
- Там была деревня? - спросила девушка, поравнявшись с нагвалем. Ливиллия легко натянула повода и кобыла стала идти спокойнее. Полоска дыма скрылась за деревьями и не тревожила взгляд.
Ливиллия достала флягу немного отхлебнула. Вода была горячая, металл сосуда обжигал губы. Девушка провела тыльной стороной ладони по лбу, смахивая пот. Он лился ручьями. Ливиллия спрятала флягу и немного поправила широкополую шляпу, которая почти не спасала от неумолимой жары.
- Или просто леса горят от жары? Знаешь, как бывает: случайная искры попадает на сухие ветви…
А сердце продолжало стучать...

+2

8

Мастерский

Недалеко от горевших лесов Стриллергорта.

Как говорится, хочешь жить – умей вертеться, вращаться, извиваться, крутиться и вылезать из такого дерьма, о котором другие даже ни сном, ни духом. Понятно дело, что у всех это дерьмо было свое и глубина до самого дна определялась сугубо индивидуально.  Кому-то по колено – и все, трагедия века. А кто-то барахтается по самый рот, не чувствуя ногами дна, таща сам себя за волосы к мнимому берегу, с полной уверенностью, что вот-вот и доберемся. Зарог и его когорта были ребята из тех, кто хулил свою жизнь, стоя в дерьме по щиколотку. Призванные в армию, дезертировавшие из нее, облаянные и названные изменниками, приговоренные к шибенице, скрывающиеся в лесах, они скрывались и выживали, как умели. Нападали впятером на маленькие обозы, караванчики, одиноких путников. Им уже было нечего терять. Каждый понимал, что только так они смогут выжить. Обосновав свой небольшой лагерь в глубине леса, они наладили связи и продавали тайком пленных людей в рабство купцам и караванщикам с далекого юга. А устраивать западню в сложившейся ситуации получалось весьма эффективно. У страха глаза велики. Слух о троглодитах, шастающих в погоревших лесах, разлетелся по окраине со скоростью молнии. Оставалось лишь действовать. Сшить на скорую руку костюм из черного тряпья, набить его соломой. А когда в твоей команде есть полукровка нагваль с медвежьей натурой – пугать людей не так уж и сложно, подгоняя их к нужному месту. Но чертов мальчишка сломал все планы и ринулся по тракту в совершенно иную сторону, чудом избежав яму и подножную петлю. Банда ринулась следом за  ним, не желая отпускать добычу. И, о чудо! Одна голова на продажу – уже хорошо, а три! ТРИ ГОЛОВЫ! Какая удача.
- Сегодня праздник у ребят. Сегодня будет пьянка, - Зарог хищно оскалился, поглядывая на своих собратьев.

Кюльвих лежал без сознания, рефлекторно подергивая ногами, продолжая бежать. Как можно дальше. Как можно быстрее. Он не видел, как два силуэта подошли к нему и принялись осматривать. Женская рука могла почувствовать, что голова у сына кузнеца была горячей, словно доменная печь, лицо имело зеленоватый оттенок, под глазами выступили темные круги, а из носа виднелась алая капелька крови, что норовила покинуть своего хозяина и познать мир, пусть и недолговременно. Его организм был истощен, а сам он получил солнечный удар, не более. Поправиться, если попадет домой или в заботливые руки. Но лишь если.

Зарог кивнул своим ребятам головой, троим указывая, чтобы положили стрелы на тетиву. Листья и ветви мягко щекотали их одежды и лица, шурша и умирая под их руками и ногами. Они вышли к тракту мягко и неожиданно.
- Если вам нужны ваши головы на плечах, то бросьте оружие в сторону и стойте на месте, а иначе будете напоминать лесных ежей.

Нагвальско-людская деревенька Малая Дэррдарийка в километре от Стриллергорта.

«Удача! Удача!! Мои заслуги не будут забыты!»
- Конечно проведу! Идемте! Скорее.
Счастью юного Онаша не было предела. Он смог не только развесить нужное количество объявлений по столбам, распяв их, но и найти людей. Если он приведет их к ипату, он его заметит и возьмет на учет. Его не забудут. Его обязательно возьмут в армию. Конечно возьмут, куда же им еще деваться?
Мальчишка вскочил на коня, ударяя его в пятки, да собираясь броситься в галоп, но вдруг осекся, принимая чувство вины в свое сердце, словно он совершил, что-то ужасное.
- Простите. Простите меня, я не подумал… я…, - он замялся, опуская глаза в суглинок под ногами.
- Погодите. Вы случаем не нагвали? Если бы это было так, то мы могли бы за несколько десятков минут оказаться у города. А то я на коне, а вы пешие. Это удлинит наш путь на добрых пару часов по такой жаре.

У ворот в Стриллегрот.

- Стой, кто идет.
- Мы к ипату по его срочному поручению! – заявил Онаш, протягиваю бересту стражнику в легких латах, да с пикой наперевес. Мужчина взял бумагу с каракулями, пробежавшись по ней глазами.
- А не слишком ли ты юн, мальчишка? – В глазах у стража порядка блеснула тень недоверия.  Воров и так хватало, а попрошаек и тех, как клопов.
- Я веду этих двух людей, они опытные бойцы, умело владеющие оружием. – светловолосый мальчишка выпятил нижнюю губу, раздвигая плечи, расширяя свою грудь, словно он являлся важной особой, выполняющей важнейшее поручение.
Грандорк улыбнулся, сквозь забрало, махнув стоящему на верху, мол открывай. Заскрежетали ставни и петли, отворяя вековые, дубовые ворота. Онаш спешился, двигаясь вперед, но тут рука в перчатке уперлась ему в грудь.
- Скажи, юнец, а эти двое – нагвали?
- Да, - гордо ответил полукровка. Мужчина еще раз мягко улыбнулся.
- Проходите.
Когда три фигуры скрылись за воротами, Грандорк неспешно пошел в караулку, пнув спящего молодого парня, выполнявшего роль мальчика на побегушках.
- Лети стремглав к ипату, скажи, что: «мясо прибыло».

+1

9

Предместья города.

Черный дым адской гадюкой вился вверх, разрезая небо, врываясь куда-то вглубь атмосферы, унося с собою жизни сотен деревьев и животных. Наверное дым потому и тянется к верху, что отдает небесам павшие души.
- Боюсь ли я? Не боится либо дурак, либо безумец. А первое, как известно, не исключает второго. А еще чаще - содержит в себе. - Изгнанник искоса глянул на девушку. Он уже привык к ее колкостям, язвительности. Молодая еще. Глупая. Пока по голове еще раз сильно не схлопочет, ни чему не научится. Таков был глупый людской менталитет. Нет бы слушать старших, да обходить беды стороной. Так нет же, пока полбу не схлопочет огромной ложкой, или того хуже, обухом топора - умнее не станет.
Но пока все было спокойно, он продолжает совать руки в темный ящик, где что-то скалится и рычит, чтобы пальцы откусили по самые не балуйся. А потом - тишь, да гладь, да божья благодать.
- Что мне твоя Синица? Тут ни одного зверя не видать. Ясен черт, что она нервничает.
Гаркарен пришпорил кобылу, заставляя ее ехать чуть быстрее. Как-никак, а успеть хотелось до сумерек. Пусть они оба владели оружием. Пусть весьма умело, но сталкиваться с монстрами в их среде обитания - нагваль не горел желанием. Что-то внутри него подсказывало, что девушка тоже. И тут, старый черт решил отыграться за ее колкости.
- Касательно страхов. Я уверен, что когда ты меня вызывала на дуэль, от страха, чуть в портки не наложила.
Его лицо было серьезным. Брови сошлись в одну причудливую густую крышу над глазами. Но потом мужчина рассмеялся, толкая девушку кулаком легонько в плечо.
- Нет, там скорее всего были просто леса. Слишком жарко даже для южной страны. Пинай свою скотину, поехали быстрее.
Войль ударил в бока лошадь, заставляя ее перейти на галоп.

+1

10

Риду совершенно не нравилось все это. Лесные пожары, люди на тайной тропе, Эйлин которая всем помогает... Дурное предчувствие не покидало нагваля и он решил, что осмотрится сейчас, однако стоило ему обернуться и увидеть как девушка приблизилась к пареньку, то мысли эти вылетели из головы. Мужчина нахмурился, сурово глядя на Эйлин, которую хлебом не корми дай только помочь всем. Опять она его не слушалась. И как с ней путешествовать? Вечно норовит вляпаться в дерьмо по самые коленки.
- А ты не будь такой ватрушкой. Не наше дело этот парень, оставь его. У нас нет времени оказывать помощь каждому встречному поперечному.
Кажется, Эйлин его проигнорировала. Ричард вздохнул и посмотрел на девушку. Эйлин посмотрела на него. И началось выпрашивание. Нагваль совершенно не понимал эту тягу помогать всем подряд, от того и хмурился, качая головой в отрицательном жесте. Ишь чего удумала, дурочка, останавливаться и помогать какому-то непонятному человеку. Наемник отвернулся, потянув за поводья Эйри и махнув Эйлин рукой.
- Делай что хочешь, ждать я тебя не буду. Нагонишь.
И все. Более нагваль ничего не сказал, но и не продолжил идти, остановившись и резко обернувшись, почувствовав какое-то дурное ощущение, будто бы пакость какая сейчас случится. Все было по-прежнему. Мальчишка лежал на дороге, а Эйлин пыталась ему помочь. Почему-то Ричарду показалось, будто бы сейчас что-то случится и это что-то связано с этим пареньком. Но ничего ни с ним, ни с Эйлин не случилось. Странно это было, ведь интуиция не подводила наёмника никогда. Услышав незнакомый голос, Ричард понял, что и на этот раз интуиция его не подвела, только он понял все не так как нужно было. Развернувшись навстречу голосу, Рид увидел вышедших на узкую дорогу людей. Вооруженных людей, которые целились в него и Эйлин. Лошадь всхрапнула и попятилась, а нагваль одним движением остановил ее, мысленно коря себя за то, что не поднялся в воздух как и планировал. Он бы тогда увидел опасность и они свернули, он бы увидел бегущего парня который привел хвост. Ну что за гадство то. Или, как и думал Рид раньше, это ловушка и паренек лишь приманка, а может и сообщник этих разбойников? Иначе как назвать тех, кто выходит на дорогу в полной боевой готовности и с ходу начинает угрожать? Лишь разбойники. Или мародеры, что наталкивало на мысль о том, что деревушка впереди пострадала от пожара и была разграблена. Все эти мысли вихрем пролетели в голове нагваля, который уже начал действовать. Первым делом он схватил выше локтя Эйлин и оттащил ее от лежащего паренька, затем поставив ее за свою спину. Было множество вариантов как поступить, но учитывая присутствие небоеспособной Эйлин за спиной... Приходилось идти на поводу у этого мужичья. Ричард отстегнул ножны с мечом от пояса и бросил на землю.
- Мы не хотим проблем, парни. Забирайте вашего дружка.
Ричард отступил вместе с Эйлин к лошади, которая начала бить копытом и тревожиться. Нагваль сильно сомневался в том, что их так просто отпустят, но со всеми можно договориться, как показала практика. Стоя на месте и не выказывая враждебных действий, Рид начал прощупывать почву.
- Так понимаю, нужно заплатить дорожную пошлину? Берите, это все что у нас есть.
Наемник потянулся к поясу чтобы отвязать кошель. Он и правда собирался отдать эту мелочь, жизнь то дороже. Будь он один, он бы с радостью устроил драку, однако Эйлин сильно ограничивала его свободу. В случае чего, Рид уже решил что придется улетать, бросив лошадь и вещи. Стрелы... Не так уж и страшно, главное чтобы не попали в голову или легкие, остальное возможно излечить. Тем более имея под рукой целителя. А пока что... Ну что же, авось и прокатит с деньгами то.

+2

11

У ворот в Стриллегрот.

- Я веду этих двух людей, они опытные бойцы, умело владеющие оружием.
Рысь едва в голос не засмеялась. Это сильно бы испортило тот эффект, на который явно надеялись. Так нервирует, когда нужно скрывать свои эмоции. Мальчишка так гордился тем, что кого-то нашел, что огорчать его не хотелось. Совсем. И когда это она успела подобреть?
Да и стража косилась так, что желание смеяться отбивалось напрочь. Серьезные, как статуи. Но это нормально, они за это получают деньги. Может и она была бы серьезной, если бы за это платили. Нужно обсудить это с Вилом! 
Ладно, с оружием у них, вроде, неплохо. Наверное, даже лучше, чем просто неплохо. Лук, кинжал, меч. У каждого свои способности. Да и звериные навыки забывать не стоит. Тут девушка вспомнила, как выглядит напарник в своей животной ипостаси и не сдержала ехидного смешка. На счет опыта, конечно, можно было бы поспорить. Но да, какой-никакой (хороший и не очень), а опыт всё-таки имелся. Хорошо еще, что рекомендаций здесь не просят. Было бы неловко. А то всякое бывало...
Будет ли проблемой то, что Вил не чистокровный нагваль? Зачем им нужны именно нагвали? Что это за работа такая?
С каждой минутой эта мысль казалась всё более подозрительной, но Софи пока что предпочитала помалкивать. Вил бы над ней только посмеялся. Сначала сама его уговаривала взяться за это дело, а теперь... Нет, совершенно точно, нужно помалкивать. Деньги никогда не бывают лишними. Однако, ближе к полукровке она всё же подошла. Мало ли что.
Интуиция, конечно, штука хорошая, но иногда за неё можно принять обычные расшалившиеся нервы. Это всё от жары. Наверняка. Или в последнее время всё было слишком хорошо? Вкусная еда, мягкая постель, относительно легкий заработок. Невольно подкрадывалась мысль, что белая полоса должна закончится. Рано или поздно. Почему не сейчас?
Что говорить. Напугать саму себя Софи умела не хуже, чем доводить до нервного тика других. Что-то враз даже пакостить расхотелось, а это уже совсем дурной знак. Хоть бы Хант не заметил. Или всё-таки сказать?
Рысь недовольно нахмурилась и тихо, чтобы мальчишка ничего не заметил, что-то зашептала. Так тихо, что Вил её не услышал. Пришлось повторить.
- Что-то у меня мурашки по коже от этого места.
Сказала она это довольно легким тоном, так, словно рассказывала о погоде или спрашивала о том, как прошел день, но хмуриться не перестала.
- Или от работы, которую нам должны предложить.
Ладно уж, чего только не выпадало на долю наемников. Заказы на убийства, например. И не каждый был рад отказу... Или результату... Но выслушать-то не помешает?

+1

12

Эйли надула губы, а следом за ними еще и щеки. Как только можно быть таким жестоким и равнодушным? Конечно, всем не помочь, но надо попытаться помочь хотя бы тем, кому можешь помочь.
- Я не ватрушка!
Опять он оскорблять ее взялся. Нет хотя бы немного уважения проявить. К девушке! К тому же, беременной! Но она была рада тому, что Ричард разродился хотя бы на то, чтобы она догнала его потом. Именно поэтому, Эйли с энтузиазмом принялась за попытки привести подопечного в себя.
- Да, хорошо. Я мигом.
Конечно, мигом помочь та не могла, осматривая парня и желая тому помочь. Внешне, никаких повреждений она не выявила.
Эйли призывала свои силы, дабы понять, что с ним, а затем уже, применить силу добродетели - поделиться силами, облить водой, нахлестать по щекам и поднять. Конечно, последнее она никак не осилит, при всем желании - уж слишком слабой девушка была. К тому же, нельзя было слишком много напрягаться - и без того ужас сколько перенервничала.
Целитель больше почувствовал, чем понял, что Ричард не сделал и нескольких шагов. Что-то было не так? Именно с этим вопросом она и повернулась к Ричарду, но так и не успела тот задать. Только рот открыла, как ее вопрос потонул в треске кустов, скрипе натягивающейся тетивы и неожиданном грубом голосе.
И без помощи Рида она осознала, что пришли проблемы. И это осознание заставило сердце улететь в пятки, а тошноту, наоборот, подкатить к горлу.
Повернувшись к разбойникам, она даже не могла никак придумать, что им сказать. Все казалось глупым и не убедительным!
- Иуууи!
Пискнула, поднятая на ноги Ридом и с радостью спрятавшаяся за его широкой спиной и сжав в руке кусочек его плаща, теребя ткань и часо-часто в испуге дыша. Они же не собирались стрелять в Рида? Он же хороший, хоть и вредный. И обзывается. И пытался ее задушить. А еще обзывался нехорошими словами. Ой, ладно, если не насмерть, то можно стрельнуть.
- В-ваш друг может погибнуть без ква-квалиф-фи-фицированной помощи.
Попыталась ввернуть свои скромные медячки Эйли и еще сильнее спряталась за Рида, только ее курносость и была видна из-за плеча мужчины, да пара испуганных серо-зеленых глаз.
- Я в-вр.. церитель
И теперь уже от переживания Эйлин хотела грызть плащ Рида. Только тот, наверное, не оценит подобного шага и потом еще затрещиной пригреет. С одной стороны, на женщину руку поднимет только трус. С другой, она убедилась, что Рид говнюк. И появившиеся перед ними мужчины тоже говнючностью не меньшей отличались. Лошади тоже передался здоровый дух паники и Эйли, вместо употребления в пищу плаща наемника решила успокоить животное, погладив ту.

+2

13

В отличие от на напарницы нагваль был спокоен и холоден. Не пугали его ни каменные лица охранников , ни та довольная рожа мальчонки, и даже приютившая. Софи не будила никаких подозрений . Почему? Потому что излишняя нервозность мешает мыслить трезво, а случись сейчас что - эта способность в буквальном смысле может спасти жизнь. С наигранным интересом оглядывал он убранство вокруг, краем глаза следя за тем, что бы спутница не отставала. Слишком уж он хотел, чтобы ее драгоценной шкурке ничто не угрожало. Кто-то называл подобное чувство красивым словом "Любовь", сам же Вильям больше относил это скорее к любви братсткой.
- Не волнуйся. Мы и не с таким справлялись, - так же тихо ответил он и чуть обернулся, чтобы подбодрить спутницу улыбкой. Подмигнув ей он снова на пустил на себя наплевательский вид и посмотрел перед собой, положив, однако, руку на рукоять верного меча.
Отчего то казалось , что сейчас предложат контракт на нагваля. Скорее всего полукровку, неспособного контролировать перепады настроения. Загрыз несколько людей и бежал в сторону лесов, откуда по прежнему продолжает пугать население. А лучшего охотника на нагвалей чем сам нагваль найти сложно. Видимо, именно поэтому искали именно оборотней, и именно поэтому нервничала Софи. А что может пойти не так? Гнев придает сил, но лишает разума. Вильям же гнев контролировать может, Софи этим и вовсе не страдает. Как итог - два не самых сильных зверя против одного посильнее, но поглупее. Легкие деньги. Впрочем, наемник мог и ошибаться. Прекрасно это осознавая он мысленно отодвинул план на дальний край стола, готовясь услышать предложение и... Думать. За, против, на метка плана и путей отступления и последствий.

+1

14

Мастерский

Вне пространства и времени.

Боги могут быть мертвы, а могут лишь скрывать свое существование, пристально подглядывая за своими подопечными. Зринн видел, как его потомок со своей спутницей попал в передрягу, но и пальцем шевелить не собирался. Знал, что замышлял ипат в городе против нагвалей, но и не думал что-то предпринять. Он лишь сидел на своем небесном троне, лениво покачивая ножкой.

Недалеко от горевших лесов Стриллергорта.

Зарог широко оскалился, доставая ножи из-за пояса. Он был бандитом из клопового переулка, известный своей ловкостью и грязным ведением битвы, таким его загребли в армию, и таким же он бежал. Грабить и убивать ему куда привычнее, чем строиться по команде "смирно" каждое утро ни свет, ни зоря.
- Не, вы слыхали, - он обратился к своим подельникам, - он нам деньгу сует. - Вся когорта заржала в голос, лишь лучники не дрогнули, все так же неустанно держа на прицеле мужчину. И тут разом они все смолкли.
- Да на хер себе их сложи, понял? - По мановению руки, к Зарогу двинулись еще двое с железными кандалами. Да и сам главарь решил поучаствовать в сем деянии.
- Советую не дергаться.
А действовали они воистину слажено. Лучники сразу двинулись в разные стороны, да так, чтобы при огне на поражение, не зацепить друг друга, но окружить потенциальных пленников со всех сторон.
Круг сомкнулся. Зарог оказался практически в упор к парочке, его напарники стали по обе стороны, приглядывая за руками и за девушкой, иногда хищно оскаливаясь.
- Руки. Медленно. И никто не пострадает. - Наймит впился глазами в глаза мужчины, глядя на него холодно, тяжело, действуя, как удав на кролика. Если бы перед ним стоял не нагваль, а те, кого он захватывал ранее, они бы были готовы поклясться, что это был самый устрашающий и ужасный взгляд в их жизни.

По дороге к допу ипата Стриллегрот. Дом Ипата.

Мальчишка то ускорялся, то резко останавливался, принюхиваясь, и глядя в разные стороны. Вновь, фыркнув, он ринулся за очередной закаулок, подпрыгивая в пару шагов к огромной дубовой двери с львом-колотушкой и сильно ударил три раза. Сверх сильно для юноши его возраста и телосложения. Дверь отворили сразу. На пороге стоял громадный мужчина в латах, с алебардой и шлеме с закрытым забралом.
- Заказ? - этот вопрос не требовал ответа, ибо громила отошел в сторону, пропуская путников, но останавливая мальчишку рукой в грудь. - Если не нагваль -  приходи через пару лет.
- Я нагваль, лишь наполовину, но это мне не меш...
- Тогда через пару лет.
- Но...
- Нет.

Львиное сердце глянул на своих путников, ища поддержки в глазах. Может они заступятся за него, скажут, что он умелый воин, скажут, что он с ними? Ведь это может в корне изменить его жизнь, ипат может заметить его и зачислить в новобранцы пораньше. А чем раньше - тем лучше.

Услышав разыгравшуюся сцену, ипат не заставил себя долго ждать. Скрипнули двери, застучали каблуки по ступеням, и вот сам градоначальник стоял парой ступенек выше относительно первого этажа. Тусклый свет помещения придавал ему некой загадочности, таинственности.
- Сквольд, что тут за бардак происходит и что тут делает этот юноша? Я же просил приводить лишь зрелых осо... кгхм, нагвалей.
Его взгляд упал на две темные фигуры, что стояли чуть поодаль центра зала.
- О, так вы уже прибыли. Этот юнец с вами?

Внимание:

Рид, Ферро, подумайте дважды, если что-то собираетесь делать.Чтобы не получилось: семь раз отмерил - один хер криво.
Хант, Раур, от того, что вы скажете ипату по поводу мальчика, многое может измениться. Брать его с собой или прогнать - выбор за вами.

Офф.топ.

Пожалуйста, ставьте место, где вы находитесь. Касается всех. Иначе кого-то съест троглодит.

0

15

Дом Ипата.

- Этот? С нами?
Удивленно переспросила Софи и посмотрела на мальчишку, который продолжал делать жалобное лицо. Щенячьи глазки, фу. Да и бес с ним, подумаешь. Это же шутка, да? С чего бы им брать его с собой? Рысь собралась было уже сказать, что он просто посыльный, да и мал еще для каких-либо приключений. Любых. Абсолютно. Особенно, если они будут сопряжены с опасностью для жизни. Не хватало ещё быть виновными в смерти ребёнка. Опять же, зачем его брать с собой, придётся же делиться. А деньги... Деньги нужны всегда. Все. Только она мысль сформировала, чтобы и отказать и постараться парня не особо обидеть (в меру возможностей своего жуткого характера), а потом наткнулась взглядом на выражение лица Вила и громко вздохнула. Надо бы узнать у него, где таких добреньких выращивают, чтобы обходить эти места стороной. Вдруг это заразно. Не хватало еще превратиться в... Ох, даже думать о таком не хочется. Приторно, аж зубы сводит.
- С нами, да?
С голосе прозвучала грусть и едва заметная нотка надежды на то, что это выражение лица ей померещилось или оно обозначает что-то другое, а не... Какого он в наёмники-то пошел, с такими душевными терзаниями надо еду бедным у какого-нибудь храма раздавать. В такие моменты рысь начинала себя чувствовать гораздо старше, чем этот... Жаль только, что продолжала слушаться по привычке. Надо бы научиться делать всё так, как нравится именно ей. Хотя, что-то подсказывало, что закончилось бы это весьма быстро. Да и, скорее всего, крайне печально.
- Ага, этот парнишка с нами.
Кажется, это был один из самых длинных её разговоров с посторонними людьми за последнее время. Обычно роль переговорщика отводилась Ханту, но тот отчего-то сейчас помалкивал. Задумался о чём-то? У девушки невольно вырвался смешок, когда она решила, что Вил, видимо, пытается придумать...кого бы ещё сегодня спасти, кому бы помочь и кому бы отдать все свои вещи и деньги. Да всё.
Софи подошла ближе и не очень сильно толкнула напарника в плечо, чтобы привлечь его внимание, а потом кивнула в сторону лестницы, мол, давай уже, прекращай тут строить из себя мыслителя или святого и берись за работу.
- Не спи, дурная голова, а то всё самое интересное так проспишь. Оно тебе надо?
Раур попыталась улыбнуться, чтобы как-то скрасить грубость. Хотя, Вил же привык. Доверять ей беседу с заказчиком - это заведомо лишаться всякой прибыли и хорошего настроения. И, возможно, в крайних случаях, вероятность огрести по самые кисточки ушей. Так уж сложилось. Обычно люди не любили, если им начинали грубить или что-то в этом духе. А это же Софи, так что она предпочитала помалкивать. Иногда. А тут ещё всё разом навалилось. Желание сделать какую-нибудь гадость от скуки, странная тревога и непонятные предчувствия и мысли о том, чтобы хорошенько пнуть напарника (но это постоянное состояние).

+1

16

Недалеко от горевших лесов Стриллергрота.

Кажется, мирный вариант не прокатил, и Рид поморщился, не зная, как лучше поступить. Вернее, не зная, как обезопасить Эйлин, ведь любое его действие приведет к драке. Ему то что, авось и не подохнет, удача всегда была на стороне смелых, но вот Эйлин... Она была легкой мишенью и могла погибнуть от его необдуманных действий. И Ричард думал, наблюдая за тем как главарь всей гайки-лейки приближается доставая ножи. Их разговоры нагваль слушал в пол уха, лихорадочно соображая что делать дальше и не выказывая виду, что хочет что-либо предпринять. Сделать испуганное и растерянное лицо было плевым делом, а Ферро так вообще боялась по-настоящему, даже притворяться не нужно было. Подавив хмыканье, Ричард взглянул на дружков главаря, которые двинулись к нему, неся железные кандалы. Ага, плен и рабство? Нет, ребята, врагу не сдается наш гордый грифон. Конечно, можно было поддаться и выгадать хороший и удобный момент для побега, но поздно - нагваля уже припекло на действия. Осталось лишь придумать, что делать с Эйлин, ведь дело пахло жареным - их окружали. Лошадь заржала, тряхнув головой и беспокоясь - ей не нравился чужой и пугающий запах от бандитов. Да и кому он мог понравится? Ричард смотрел на шагающего к ним главаря и прошептал, так, чтобы Эйлин услышала.
- На лошадь. Скачи. Пригибайся.
Наемник надеялся, что целительница его поймет, а сам принялся ждать удобного момента для того, чтобы оторвать наглому человеку голову. Тем временем главарь шайки подошел настолько близко, что можно было дать ему по его отвратной роже, однако нагваль не думал, что его дружки так резво подскочат и встанут рядом. Все усложнялось, но и не из таких ситуаций выбирался Рид.
Для исполнения его плана ему нужно было перекинуться, но для этого надо было время, и оно пошло. Ногти нагваля удлинились, превращаясь в когти, а сам он уже чувствовал как был запущен процесс. Вовремя, ведь бандитская рожа пытался строить грозные взгляды и угрожать. Рид тут же изменился в лице, выражение которого стало пренебрежительным. Фыркнув, Рид напрягся, отвечая:
- Ха, дерьма поешь, шакал помойный.
В следующую секунду Ричард уже ринулся в атаку, надеясь на то, что Эйлин вскочит на лошадь и пользуясь суматохой свалит отсюда.

Заявка

удар по лицу главаря с погружением в его глазницы когтей и одновременным перекидыванием нагваля в истинную форму, дабы придавить многокиллограмовой тушей. Как только истинный облик установится, сильный взмах крыльями для создания воздушных потоков, которые должны откинуть или изменить траекторию полета стрел (и попытаться выжить прим. Эйли).

Отредактировано Ричард Рид (2016-08-22 18:45:39)

+2

17

Недалеко от горевших лесов Стриллергорта.

Целителю было страшно. Ей было настолько страшно, что ноги так и хотели подкоситься. Так бы она и упала тут на пятую точку, но голос Ричарда привел ее в себя. И чувство глобальной несправедливости заставило ее встрепенуться
- не сможет он их там сложить - не удержатся!
Конечно, для воспитанной девушки негоже было обсуждать тему того, сколько монет за раз может удержать среднестатистический половой орган... Но Эйли была возмущена! Возмущена тем, что на них напали столь невоспитанные крендели. Однако, данная фраза и осела в голове перепуганной девушки, которая не сразу поняла, что она сказала. А сказала Ферро истинную глупость .
И ведь выглядывала все равно из-за плеча Рида. Но не со смелыми мотивами и быстро сдувшись, она была готова на все, только бы никто не пострадал.
Страдальчески застонав, она смотрела на кандалы. И неужели ничего нельзя было сделать? Эйлин не имела богатого опыта общения с головорезами, но хотела хотя бы попытаться.
- добрый господин, мне неловко об этом просить, но не могли бы вы пленить нас немного попозже? У меня очень срочное дело. Давайте, я его сделаю и сдамся вам, в ваши чудесные и мягкие кандалы.
Что за безумную речь она толкнула - Эйлин осознает чуть позднее, а может быть и не осознает, если Рид не напомнит.
Она отвлеклась на лошадь, которая дернулась и чуть не поиащила девушку за собой, но целительница ее удержала, испуганно глядя то на Рида, то на бродягу.
- ч-что..
Пролепетала, глядя на Ричарда самыми круглыми глазами, на которые только была способна. Бежать? Пригибаться? Это же страшно!! Сердце начало биться быстрее, а кончики пальцев онемели.
- я не... Не... Иий!!
Тот настолько резко начал творить свое черное дело, что Ферро поняла, что иного шанса не будет - или сейчас или никогда! Она сделала два быстрых шага, зажмурившись и перебирая ногами быстро-быстро, в своих мыслях уже заскочив на лошадь и удирая из этого места. Но в жизни все оказалось совсем не так - слмшком низко прыгнув, она не смогла подтянуться и закинуть ногу на седло. Еще и в юбке запутавшись. На этом и закончилась ее карьера беглеца. Эйлин  просто побежала, а потом и поехала, упав, увозимая по земле лошадью. В целях своей сохранности, Эйлин отпустила руки и подняв облачко пыли, она затормозила лицом и локтями о землю, на которой осталась лежать, прикинувшись камнем. Пыльным, в тряпках. Как же это было все страшно! Эйлин даже дыхание задержала в ужасе.

Заявка: лежать валенком

+2

18

Мастерский

Возле сгоревших лесов Стриллергрота.

Зарог не был бы известен, если бы был типичным драчуном и забиякой. Нет. Этот мужчина прославился в своей округе.  А те, кто видели его в действии, опасались вступать с ним в схватку. Уж больно опасались они за свою жизни.
Тянулись секунды. Напряжение росло, натягивалось, грозясь ври-вот лопнуть и расхлестать всех по лицам. До крови. До выбитых зубов и рассеченной кожи. Так и случилось.
- Ха, дерьма поешь, шакал помойный.
Зарог лишь тяжело вздохнул, когда мгновением позже нагваль ринулся на него.  Наймит знал, что эти сволочи лишь на долю сильнее и выше. Но кровь истекают ровно так же.
Смачно харкнув мужчине в лицо, Зарог сделал шаг назад, перенося вес на опорную ноги и ловко уходя вольтом за спину к нападающему. Но сухим из воды дезертиру не вышло, острые когти самым краем задели его правую скулу, вскрывая кожу и мышечную ткань чуть ли не до кости.
Вложив всю инерцию разворота, главарь банды нанес сокрушительный удар эфесом клинка в затылок, на ходу оперяющемуся нагвалю. Хрустнуло. Синхронно щелкнуло две тетивы, запев свою похоронно-звенящую песню. Стрелы летели, подсвистывая и резонируя им в такт. Словно два клеща, они вонзились в икры, теряющего сознание, Рида. Обожгло огнем. Одна стрела прошила мышцу насквозь, вторая, с зазубренным и крючковатым наконечником вгрызлась, намертво оставаясь внутри. Перед глазами у защитника Ферро вспыхнул разноцветный звездопад. Небесные светила плясали хороводы, пели песни и всячески развлекались, пока несколько секунд мужчина падал на землю. А потом была лишь тьма, вязкая, словно кисель, окутывающая его тело.
- Отлично сработано, Варвик, - мужик, к которому обратился  наймит лишь поднял большой палец руки.
Кровь стекала из рассеченной скулы на губы. Боец из клопового переулка жадно облизнулся и сплюнул часть своей жизни, что текла по его жилам, на землю.
- В кандалы говнаря, - бросил он через плечо, - за него хорошо заплатят, - а сам он направился в сторону лежащей под прицелом девушки. Оказавшись в пяти шагах, Зарог разогнался и саданул девушку носком тяжелого сапога по ребрам.
- Я же, сука, предупреждал, - еще удар, - без глупостей! -  сапог вновь врезался, но уже в живот.
- Неужели, курва ваша мать, непонятно с первого раза. – бам! Последний удар пришелся куда-то в область бедра, но приятнее от этого явно не стало.
- Бабу не трогать своими немытыми писюнами, - зычно гаркнул темноволосый, оглядывая подельников.
- Пока что, – и громко расхохотался, хватая девушку за волосы и толкая ее вперед.
- Тоже в цепи. И того выкидыша пиявки не забудьте, что лежа в беспамятстве портки наложил.
Гремели цепи, словно соболезнуя и извиняясь перед людьми, которых они пленили, словно понимая, что они ограничивают их свободу. А кто любит жить в плену? Да, собственно, никто, верно?
Казалось, весь мир застыл, наблюдая за развернувшейся сценой насилия. Никто не знал, почему так происходит в мире. Просто всем хотелось жить. Не знал главарь лесной банды, что девушка, которую он избил за непослушание, была беременна. Не знала и Эйлин Ферро, но могла лишь чувствовать, как что-то пошло не так. И это «что-то» никак не относится ко внешним факторам и миру. Что-то произошло внутри нее.
А дальше их лишь заковали в кандалы, нагваля скрытили в железо по рукам и ногам, дабы и не думал обращаться, навязали повязки наглаза, да притащили в логово, грубо вкинув в яму.

Примечание

Рид, ты серьезно ранен. Если Ферро постарается, она может распознать, что у тебя есть небольшая трещина в черепе.
Ферро, сломано ребро и в скором времени может произойти выкидыш.

Офф. топ. Хант, Раур. Ваш мастерский после поста Ханта.

+3

19

Недалеко от горевших лесов Стриллергорта.

Она ненадолго потеряла ориентацию, после падения на дорогу. От непродолжительной поездки по дороге, у нее были содраны локти и поцарапано лицо. Она не слышала того, что происходило за спиной, с Ричардом, но была уверена, что тот уже прорвал кольцо нападения и взмыл в воздух. Или просто всех раскидал. А сама Ферро корила себя за то, что не смогла выполнить такое простое задание. Голова была настолько тяжелой, что девушка с трудом подняла ее над уровнем пыли, пытаясь подняться. Сквозь шум до нее донеслись слова о Варвиках, но Эйли даже не поняла, кому это. Поняла только то, что осталась одна и надо как-то выкрутиться, пока не оказалась в кандалах, естественно, не расслышав ничего ни о каких говнарях. От удара ее легкое тело подлетело и она упала на бок.
- Это все такая ошибка, пощаааааай!
Просьбы пощады очень резко перешла в крик. В ребра будто не сапог ударил, а раскаленный нож и на какую-то секунду, Эйлин в это поверила, пугаясь за свою жизнь, моментально переходя в состояние паники. Даже полжизни пролетело перед глазами, до того, как ее настиг второй удар, скрутивший ее в позу эмбриона. Она была сильной и упертой, но никогда еще девушку так сильно не избивали и подобная боль заставила ее начать рыдать от побоев, потому что больше она ничего не могла сделать. Мысли о ребенке новой волной ужаса ударили сознание Ферро. Последний удар та почти не заметила, лишь закрыла голову руками, боясь получить удар, что будет еще больнее. Она едва могла сделать вдох и липкая, тягучая боль в ребрах даже не думала утихать.
- отпустите... пожалуйста.
Кое-как она выдавила из себя слова, которые, естественно, все проигнорировали. Вынужденная подняться, (а что ж еще поделать, когда рискуешь остаться без собственного скальпа), она так и не смогла разогнуться, тяжело и повехностно дыша. Стало уже все равно, кандалы, не кандалы, только бы больше не чувствовать боль. Ферро надеялась, что Рид ее не бросит и вернется.
Она хотела попытаться их уговорить. Упросить. Хоть как-то откупиться, но стоило ей оторвать заплаканные глаза от земли, как Эйлин увидела, что Рид ее не бросил. Настолько не бросил, что отвалился раньше, валяясь, раненым. Она смотрела на это, чувствуя, как холодеет сердце и через двойное сальто улетает в пятки.
- Рид! Нет-нет-нет!
Она закричала, в панике, рванувшись к нему, но Эйлин держали многие факторы - вонючие мужики с кандалами, вонючий мужик в крови и собственное сломанное ребро, которое взорвалось болью и у девушки потемнело в глазах.

Без сознания было куда приятней. Она не чувствовала боли, беспокойства и страха. Ферро поднялась на локтях, не сразу понимая, где она, что она, да и может ли она. Ребра, по которым пришелся удар горели и болели на каждом вдохе. Вновь едва не начав плакать от боли, девушка, собравшись с духом, поднялась на колени, аккуратно переползая к Риду. Ему больше требовалась помощь. Видеть нагваля таким было не только страшно, но еще больно. Ферро шмыгнула носом, ощупывая его тело. Вроде все на месте. И никаких ран. Все внимание девушки привлекали стрелы в ногах и собственная боль не давала собрать мысли в единую кучку. Пока тот был без сознания, стоило вытащить стрелы из ног. Она села рядом с ним, убедившись, что у того есть пульс и не сломаны кости. Благо, с одной стрелой можно было справиться на раз. Однако, девушка не знала, что это будет так больно. Ее ребрам. Сжав зубы, она обломала оперение на обеих стрелах. Это слишком тяжко было. Посидев так рядом с наемником, она потянула за свою надорванную юбку, отрывая от нее полоску ткани, чтобы перевязать раны. Хотя, себя Эйлин чувствовала ужасно. У нее кружилась голова, ее мутило, а в животе она ощущала колющие боли, но стараясь не думать о них, может быть, это боли просто передавались от ребра. Да и Ферро не тешила себя надеждой на то, что сможет отсюда выбраться. Она не способна драться, быстро бегать, а их всего-лишь двое... трое, против вооруженной шайки.
И Эйлин поняла, что они здесь оказались из-за ее упрямства. Есл бы она не уговорила Рида идти с ней...
Утерев нос, она хмуро посмотрела на его раны. Конечно, Эйлин терзали сомнения, что сознание так надолго не теряется от простых ранений в ноги. Но мало ли, может быть они были смазаны чем-то. Стрелы, не ноги.
С первой стрелой она справилась весьма быстро, ибо та не застаряла в  мясе и вышла достаточно легко, не пришлось прилагать много усилий. Затем, дорвав ткань, Эйлин наложила на место ранения давящую повязку, дабы остановить дальнейшее кровотечение. Со второй стрелой дела были куда более плохие.
Дыхание Эйлин стало еще тяжелее и она чувствовала, как похрустывает ее ребро на вдохе, но отметала мысли о том. Чтобы помочь себе. Она попросит Ричарда найти Невилла, солгать, что она в безопасности и тогда все будет исправлено. Она так надеялась. Лучше вложит все силы в друга юности.
Надавив на древко своим весом и выводя наконечник из ноги, Ферро закрыла глаза – подобное хоть и было нужно, но Эйлин это не нравилось. Поскольку Ричард был без сознания, она страдала за нагваля, хоть и боли у нее были совсем не в ногах, но чувствовала она себя подобным образом. Или же, ее боли просто усиливались, чем больше та шевелилась?
Перевязав вторую ногу нагваля, она осторожно прилегла рядом с ним, поглаживая по голове.
- Ричард, ей, хватит спа...
Ее пальцы нащупали рану на затылке нагваля и Ферро застонала, заревела и просто пала духом. Как так можно было не заметить? Совсем за год растеряла из памяти все, как осматривать тело без сознания.
Перетерпев свою боль, она обратилась к магии, пытаясь определить степень тяжести ранения Ричарда и исцелить ему голову.

Заявка

Исцелить голову Рида, повытаскивать стрелы, остановить кровотечение

Отредактировано Эйлин Ферро (2016-08-14 12:36:56)

+3

20

Предместья города.

Запах гари щекотал ноздри, въедался в кожу, волосы, одежду. Казалось, что он без труда пробирался до самых костей, пропитывал мясо, кровь, растекался по жилам неприятной серо-зеленой жижей. Запах уже не сводил с ума, он остался назойливым фоновым шумом дороги, но хотелось молиться о том, чтобы ветер не переменился и пригнал эту вонь в город.
Сухая дорожная пыль, выбивающаяся из-под копыт кобылы, покалывала щеки, а солнце палило по-прежнему нещадно, хотя полдень давно прошел и пик жары давно должен был сойти.  Южная страна не радовала погодой. Земля мечтала о дожде.
Ливиллия ехала немного позади и чуть правее нагваля. Губы ее были плотно сжаты, брови сведены на переносице, голова полуопущена.  Взгляд исподлобья.  Но девушка молчала.
«У чертова старого нагвяла нет чувства юмора. У чертова нагваля… » - повторяла она про себя, головой понимая, что он пытается задеть за живое. Понимая, что это получается, принимая это, но не зная, как с этим бороться.  Ливиллия росла с тремя старшими братьями. Но они никогда не позволяли назвать кого-либо трусом. Это считалось худшим оскорблением, выходящим за грани обычной шутки. 
Иногда Ливиллия всерьез сомневалась в том импульсивном решении бросить все и поехать за Войлем. Сомневалась, но понимала: лучшего учителя ей сейчас не найти. И если она хочет добиться чего-то, ей придется вытерпеть и дерьмовый характер этого наглого и самоуверенного старика. 
Девушка пришпорила Синицу, чуть наклонилась к ней и понеслась вперед быстрым галопом. Лошадь потела и тяжело дышала. Ливиллия видела, что кобыле тяжело, но Войль был прав: в город нужно было добраться до темноты.
«Ты отдохнешь в городе, милая», - мысленно пообещала Ливиллия Синице, - «Осталось  немного».

Стриллергорт

Город был большой. Но в привратном районе было пыльно и грязно.  В нем пахло помоями и спиртным.  Смуглолицые детишки в оборванном тряпье играли на дороге, некоторые просили подаяния.  Ливиллия бросила им несколько монет.
Она уверенно шла вперед, к центру города. Ей не хотелось останавливаться на грязных задворках. Одна таверна. Другая. Третья. В них галдела громкая музыка, веселые мужские крики, звон стаканов. Там ручьями лилось вино. Но Ливиллия жаждала не этого.  Не доходя до центрального перекрестка, девушка свернула во дворы.  Одна улочка. Вторая. Третья. Один поворот. Другой. Третий…
«У раскатистого дуба» - гласила непестрая, но приятная глазу вывеска. Неподалеку от входа стояло старое кривое сгоревшее дерево.
- Займись ночлегом? – спросила Ливиллия, слезая с лошади, - Я скажу  конюху заняться твоей скотиной и устрою Синицу.
Уж свою-то кобылу Ливиллия не собиралась доверять неотесанным служащим.

Отредактировано Ливиллия Гройс (2016-08-15 14:01:50)

+2

21

Мастерский

Леса близ Стриллергрота

Люди – странные существа. Они убивают ради выгоды. Пленят ради веселья. Истязают ради душевного удовольствия. Зарог был из тех, кто занимался этим ради звонкой монеты, что веселила его. А избиение пленников тешило его самодовольство.
- И че с ними теперь делать?
- Да как обычно. Мучить, пока не придут торговцы.
- А трахнуть? Трахнуть-то ту симпатичную можно?
- Я же сказал. Потом.

Неодобрительный шепоток прошелся по лагерю на заявление главаря. Их было немного. Но все они были недовольны тем, что не смогут присунуть своего хозяйства в женское лоно.
- Кто-то не согласен? Кто-то хочет оспорить мой приказ?
Но все они молчали. Каждый  боялся за свою глотку, которая могла оказаться перерезанной в один миг.
- Вот и славно.

Боль. Она может убаюкать лучше любого снотворного и быстрее, чем вспыхнет молния. А может изнываться над тобой, пуще любого ката. В случае Рида и Ферро их настигли эти два вида боли. И каждого – разная. Ричард болтался в беспамятстве, окутанный теплой болью, что колыхала его на своих руках, прижимая к холодной груди, нашептывая на ухо разные ужасы. И не чувствовал он, как Эйлин с ноющей болью и слезами вытаскивала стрелы из его ног. Не знал, что она разорвала ему сухожилия той самой вредоносной стрелой, что вгрызлась в ногу и зацепилась крючками и зубчиками за все его внутренние струны тела, которыми играл мозг, заставляя двигаться все тело.
Она же… Она должна была страдать, когда попыталась залечить Риду голову. Его череп затянулся, но сильные головные боли будут преследовать его в далеком будущем, как и немеющая и ноющая на погоду нога. Никакой нагвальский организм не переборет и не восстановит разорванные жилы.
  Все знают, что лечение целителей на прямую зависит от психологического и физического состояния врачевателя. И как Боги знали, Ферро была в двух худших состояниях. Испуганная. Избитая. Зареванная. Морально униженная. Она пошла наперекор всему и попыталась лечить. У нее вышло. Но сама она поплатилась жизнью внутри нее. Ужаснейшая боль охватила ее чрево. Ей должно было казаться, что ее выворачивает наружу. Словно в нее вогнали раскаленные щипцы и ими вырывают что-то изнутри. А вскоре хлынула и кровь.

В городе.

- Чем мне еще заняться? – спокойно отозвался нагваль. Девушке могло показаться, что Изгнанник язвит, но он слишком устал с дороги, что ему сейчас хотелось лишь сесть за стол, выпить какой-то браги, поглотить пищу. Хоть кроля сырого. Плевать. Лишь бы есть.
- Буду благодарен. – Гаркарен наиграно поклонился девушке за предоставленные услуги, слегка улыбнувшись. Сам же мужчина неспешно и вразвалочку пошел в корчму, грузно подымаясь по ступенькам. Его шаги гулко раскатывались по улице, отскакивая от стен и балованным ребенком убегая далеко в глубь переулков старого города. Дверь открылась без скрипа, что было весьма странным явлением для подобных заведений. Обычно петли стонали, кричали, словно в адском котле, умоляя смазать их чем угодно. Хоть слюной, но не драть их на сухую. А тут – нет. Чернокожий нагваль вошел внутрь, вдыхая аппетитные запахи. Атмосфера сего заведения заставляла проникнуться к нему и полюбить с первого взгляда. Тихое и ухоженное помещение. Чистые полы, без блевотины на досках и стенах. Без запаха мочи и выбитых зубов. Видимо, здесь собиралась местная интеллигенция. Что же. От этого только лучше. Войль подошел к трактирщику, протянул пару монет и попросил одну комнату. Гадкие мысли забрались в его голову. Как говорится, седина - в бороду, бес – в ребро. Окончив свои дела, Изгнанник высунулся наружу и обозвался к своей учинице.
- Гройс, я долго тебя ждать буду, шерстяное ты коромысло? Обед стынет-то.
После мягкого нагоняя от старшего, девица скоро явилась за стол.
- Нам потом к ипату надо будет заявиться. Я нам работенку присмотрел. Деньги лишними не будут.

Примечание

Ферро, я предупреждал об угрозе. Она свершилась.
Рид, благодари Ферро. В будущем будешь страдать от невыносимых болей в ноге и буйной головушке.

Офф.топ. Софи, Вильям, поторопитесь, пожалуйста.

+3

22

Ферро не могла до конца сконцентрироваться, но прилагала к этому очень много усилий. Жертвенность - это была ее самая бесполезная черта, но злобные люди редко учились искусству медицины, ради помощи другим. Иногда эта помощь была провальная. Эйлин взволновал факт слишком обильного кровотечения из ноги нагваля. Осмотр стрелы дал понимание того, что это надо было иначе доставать, но в яме даже подобия необходимых инструментов не было. Зря приняла поспешное решение. Но, что сделано, того не воротить. На осмысление всех дел нет времени, как и возможности выстроить логическую цепочку событий. Оно там могло начать гнить и вообще пришлось бы ногу отрывать.
- Рид
Позвала снова наемника. Одной было страшно. А еще больно. И боли в животе усиливались, а Эйлин в приступе собственного самодурства убеждала себя, что это боли от ребер. Но неожиданная паника ледяной волной ударила девушку, заставляя похолодеть руки. Спустя мгновение, она уже вся дрожала, сжавшись в комочек, рядом с наемником. Удар в живот не обошелся ей даром и теперь она чувствовала, как водоворот боли набирает обороты, совсем не в области ребер.
Совокупность всех сложившихся фактов привели к головокружению, а сама Эйлин, попыталась отползти подальше ото всех. Нет уж, пусть Рид спит дальше. Пусть ее никто не трогает. Это было слишком больно. Свои ноги она почти не чувствовала от боли в животе, отвергающем плод.  Ферро стошнило, а потом еще раз, но на второй раз желудок только бесполезно сокращался, не принося облегчения.
Еще немного  жалобного перезвона цепей и Ферро упала на бок, прижимая руки к животу и закричав.
Она приложила ладони к животу,  панически пытаясь спасти ребенка, но не могла даже увидеть, что происходило с ней, настолько путанны были ее мысли, которые были полны ужаса. Кончится ли когда-нибудь эта боль? И пустота, стремительно захватывающая душу, которая сейчас теряла родную ей частичку, а вместе с этим и все мечты о материнстве,  которыми она себя тешила все это время.
И снова она закричала, теперь уже начав рыдать. Рыдать, как будто это могло спасти хоть кого-то. Ощущения уже твердо говорили девушке о том, что болезненные сокращения скоро прекратятся. Через пару часов все будет кончено.
Она закрыла голову руками, прижимая холодные кандалы к вискам и притянула колени к груди, лежа так, будто ее пинать собрались, а между тем, неспеша, юбку ее платья пропитывала кровь, сильным потоком вымывая плод.
- Помогите
Уж не знала, у кого просила помощи. Не то у богов, не то у Ричарда,  не то у разбойников. Впрочем, у кого угодно,  лишь бы спасти еще не родившегося ребенка. И очередной спазм заставил ее кричать от боли, все плотнее сжимаясь, а кровь все стремительней пропитывала ткань, делая ту темней и   начиная впитываться в землю.
- Найди Невила. Найди, помоги ему. Помоги, я не смогу
Она начала бормотать себе под нос, содрогаясь. Эйлин чувствовала,  как постепенно слабеет, в какой-то момент испугавшись, что умрет от кровотечения. Но затем перспектива этого перестала казаться такой уж страшной.

+3

23

Леса Стриллергрота.

Надеяться на то, что Ферро все поймет и даст деру было глупо, но Рид на это надеялся. Надеялся и потому пошел в атаку, зная, что огребет, лишь бы только не до смерти. Его маневр начался весьма успешно, и он видел, что противник уходит вбок, однако вмешалось какое-то фатальное невезение - то ли нагваль запнулся, то ли просто несколько замешкался, но итог всего был один. Он не успел перекинуться в свою истинную форму, и это означало, что его план провален целиком и полностью. Наемник успел бы уйти от удара, если бы не замешкался, но шанс был потерян, как и противник из поля зрения. Ричард почувствовал сильный удар, который перевернул в его черепушке все и заставил ноги подкоситься. Как бы не цеплялся нагваль за происходящее, его сознание поплыло, заставляя отключиться. В глазах резко потемнело, а тело стало каким-то ватным, он не мог сделать совершенно ничего. Всего одна лишь его ошибка привела к тому, что он упал на землю, полностью теряя сознание и напоследок чувствуя, как ноги пронзила острая боль, которая поставила точку в провальном рывке нагваля.
"Вот дерьмо..."
На счастье Ричарда, в беспамятстве он пробыл долго, и даже тогда, когда Эйлин освобождала его ногу от стрелы. На второй стреле нагваль резко пришел в себя, но острая боль, с которой Ферро выдрала стрелу вместе с куском мяса, заставила наёмника снова отключиться. Благо, ненадолго. Он услышал как Эйлин позвала его и открыл глаза, осматриваясь. И шипя от боли в ногах и гудящей голове. Ощущение было таким, будто его лошадь в голову лягнула, а потом еще и по ногам прошлась, паскуда. Ричард скудно помнил, что получил по своей бедовой голове, но совершенно не помнил, что случилось с его ногами. Приподнявшись, а затем сев, нагваль глянул на свои ноги, которые ужасно болели и кровоточили.
- Охренеть.
Высказался, а потом забыл о своих проблемах и ранах, ведь все его внимание теперь заняла Эйлин, которая компактно сжалась в комочек рядом с ним и дрожала. Нагваль дернулся к девушке и зашипел от пронзившей его ноги боли, но не отступил, коснувшись плеча Эйлин и бегло ее осматривая. Как только Ричард задумался о том, что с Эйлин могли сделать эти вонючие скоты, пока он был без сознания. А сделать они могли многое.
- Эйли, Эйли, что с тобой? 
Его вопрос был проигнорирован, оно и не удивительно было, ведь Ферро скрутило как рогалик и трясло, а Ричард не мог понять почему ее так колбасит. Он попытался помочь ей и хоть как-то разогнуть, дабы понять что с ней и осмотреть раны, если они есть. Однако его попытки были тщетны, он лишь сделал хуже себе своими движениями. Ноги жгло огнем и болью, голова гудела и болела, благо пока не было головокружения. Ферро же чуть отползла от него и ее вывернуло, кажется пару раз. А затем Рид услышал как Эйлин закричала, и увидел как она упала на бок и ее вновь скрутило. В этот момент нагваль почувствовал себя самвм бесполезным в мире, ведь он не знал что с Эйлин и как ей помочь. Он с пару минутбыл в шоке, наблюдая за страданиями девушки и лихорадочно размышляя что же делать и как прекратить ее мучения. Когда девушка закрыла голову руками и зарыдала, нагваль наконец-то сдвинулся с места и подполз к девушке. Эйлин вновь закричала, но Ричард не обратил на это внимание, пытаясь нащупать предполагаемую рану. Как он понял по позе девушки, что-то было с ее животом, потому он и решил что нужно осмотреть его. Эйлин уже не так крепко свернулась в комок, ослабев, и наемник смог увидеть как расползается темное пятно крови на ее юбке. Он аккуратно прощупал живот девушки, но, странно, не нашел никакой раны. Лишь проведя руками выше почусствовал, что что-то не так с ее ребрами. Но от ребер не могла расползаться кровь внизу, на животе и на юбке. И тут Рида осенило - Ферро была беременна, и судя по ее ребрам девушку избивали, а это означало лишь одно, ей повредили живот и внутренние органы, отчего и началось кровотечение. Специфическое кровотечение, с которым Ричард не знал как справится и что вообще делать.
- Эйли, тихо-тихо, скажи что мне сделать.
Наверное, это было верхом глупости спрашивать у страдающей девушки совета, но она была в этой яме единственным целителем и лекарем и должна была знать, что делать, в отличие от нагваля для которого подобное было впервые и вводило его в ступор. От переживания за Эйлин из его головы даже вылетело все, включая и собственные болевые ощущения. Он положил голову девушки себе на колени и пытался успокоить ее, попутно стараясь привести хоть немного в чувство дабы узнать чем он может помочь. Смотреть на все это было не менее больно, чем ощущать боль в искалеченной ноге. Ждать помощи от ублюдков наверху было гиблым и тупым делом, а значит надо было рассчитывать лишь на себя.
- Тише, тише моя маленькая. Скажи как мне помочь тебе.
И это тоже было глупо, ждать ответа от девушки которую полностью скрутило от боли. Он чувствовал как ее трясет,  видел ее слезы и боль на лице, и совершенно ничем не мог помочь. Остановить кровотечение... А как?! Ричард положил руку на голову Ферро и закрыл глаза, обращаясь к магии. Он редко пользовался даром, что ему достался, потому что знал и понимал, что духи и боги не любит наглецов и слабых, тех кто постоянно требует и просит. От того и редки были его просьбы, но сегодня все было совершенно иначе. Рид в своем страхе за жизнь Эйлин молился богам и добрым духам, прося их о помощи и о том, чтобы они забрали боль девушки и помогли ей, хоть чем-нибудь. Он сам... да что с ним будет то? Лишь бы прекратились страдания Эйлин, а на себя плевать.

оп заявонька

Заявка: обращение к духам с целью помощи Эйлин.

Отредактировано Ричард Рид (2016-08-22 18:58:29)

+3

24

Таверна в городе

Ливиллия кивнула, поглаживая фыркающую Синицу.
-Ужином. Я проголодалась, как последний забытый Богами шакал.
Конюх был старый, но сильные руки и внимательные черные глаза выдавали в нем опытного и мудрого коневода. Ливиллия была удивлена встрече. Она знала Аэрина почти с рождения. И помнила его только ветхим стариком с седыми волосами и сетью морщин на желтом лице.  Удивительно, что он еще при деле.
- Синица, – с долей удивления пробормотал старик, увидев лошадь. Он улыбнулся.
-  Она очень напоминает свою мать. При должном уходе она будет твоим верным другом еще долгие годы… Смени ей подковы, Лив, эти могут подвести в самый неподходящий  момент. 
Кобыла фыркала и урчала, тычась носом в знакомые руки.  Лив вздохнула с облегчением. Аэрин позаботиться о лошадях. Даже своенравный конь нагваля с любопытством и добрым интересом посматривал на опытного конюха.
Ливиллия была бы рада остаться в конюшнях подольше,  поговорить со стариком о лошади, о семье. Она знала, что отец недавно был в Стриллергорте и хотела бы расспросить  об  этом…  Но ее ждал Войль. А Войль не любил ждать.
- …обед стынет-то! –услышала девушка скрежет голоса нагваля и тепло улыбнулась. Короткая встреча со старым знакомым мигом подняла ей настроение.
Обед был вкусным и сытным. Держатель таверны, узнав Ливиллию и крепко сжав девушку в своих медвежьих объятиях,  вручил ей большую бутыль с первоклассным вином: за счет заведения.
- Твой мужчина внушает уважение, - засмеялся он.
- Мой мужчина?
Трактирщик только подмигнул Ливиллии, оставив девушку в замешательстве.
- Где ключ от моей комнаты? – спросила она, садясь за стол, - Я хочу оставить там часть вещей перед тем, как мы уйдем.
Мясо было горячим и истекало соком.   Свежие овощи были крупно. Ливиллия знала, что вечером, перед сном, будет возможность принять  ванну с душистыми травами: она скажет об этом желании девочке-служанке, когда та будет забирать пустые тарелки. 
- Расскажи об этой работе. – попросила она.
На столе по-прежнему стояла неоткупоренная бутыль. По всем правилам нагваль должен был открыть вино и поухаживать за спутницей: налить в бокал. Но они были не на светском приеме, и Войль был не ее спутником. Да и знает ли он вообще что-то о манерах и воспитании?
Говядина так хорошо сочеталась с красным сухим… Ливиллия собиралась съесть кусок, который сейчас был нанизан на вилку и наконец-то наполнить свой стакан.

Отредактировано Ливиллия Гройс (2016-08-16 18:23:34)

+3

25

Мастерский

Леса Стриллергрота

- Еб не в бога ее душу. Зарог! Ну закройте ей хоть кто-то хайло.
- Еще раз мне укажешь, Солода, я тебе вырву печень и заставлю ее сожрать.
- Да я не указываю, капитан, просто она неистово заебла, чесслово. Я ж выслеживал того засранца  двое суток. Спать хочу, как никак.
- Извини, приятель. Но у нее там необратимые последствия происходят.
- Это о чем это ты?
– удивился ищейка, округлив глаза.
- Ребенок у нее несформировавшийся выходит оттуда.
Все, кто были рядом, ловили свои глаза руками, спешно протирая их тряпочками, и прочищая свои уши всем, что попадалось под руку, ибо верить отказывались. Вдруг послышалось. Вдруг Зарог ошибается. Для них убить ведь взрослого человека – раз плюнуть. Но, ребенок. Это же…
У них у всех дома остались маленькие дети. И почти все по ним скучали, часто думая долгими ночами о своих брошенных семьях. Ну и что, что они дезертиры и убийцы. У них что, сердца быть не может?
- То есть. Мы, ты…
- Блядь, что вы, как неженки. Я что, знал? Понял это, когда ее тащили уже. Обратного пути нет. Замяли.

Боги мертвы. А древние духи не любят, когда их беспокоят понапрасну. Многие нагвали просили у них богатства, но были прокляты. Просили счастья, но получили по шапке. Только в самых отчаянных ситуациях духи искренне помогали. В остальное время от них можно было дождаться только совета. Ни больше. Только меньше.
Рид оказался в той ситуации, когда духи наблюдали за ним с самого начала всей этой историей, хохоча над грифоном, блея и гикая над его нелепыми движениями и идиотскими поступками.
Но все они, как один, понимали, что он поступает от чистого сердца. Не ради личной корысти или меркантильности. Нет. Этот нагваль был готов отдать душу на личное пользование и вытирание половых органов ею после акта соития, лишь бы эта самка человека была жива.
Духи переглянулись между собой в очередной раз, умолкая, как один. Сев в круг и взявшись за руки, они не стали появляться перед Ричардом, как это происходит обычно. Они даровали Эйлин такое долгожданное спокойствие и отсутствие боли, о котором она мечтала последние пару часов.
Они сидели, напевая мантру, монотонно и одновременно синхронно покачиваясь из стороны в сторону, разрезая воздух, резонируя. Древняя магия, куда страшнее и опаснее современной. Нынешние нагвали не помнят ее. Даже не слышали. Но духи… Они древнее этого мира. И Они способны на многое.
Спазмы отпустили девушку. Она должна была чувствовать, как приятное охватывает ее. Как голова становится чистой и ясной, но одновременно чумной и сонливой. Она ничего не могла поделать с этим сном. Он окутывал ее. Как теплый плед перед камином самой холодной зимней ночью.
Закончив на одной ноте, духи улыбнулись друг другу, отпуская руки. Девушка будет жить. Но никогда не сможет в будущем иметь детей. А юноша, который их побеспокоил. Что делать с ним?
Отпустив затрещину щенку, один их самых древних грифонов очутился эфирным созданием возле него.
- Думай впредь, - прошептал он и голос его шумом листвы разлетелся над головой.
Морок ли это был, или истинное видение, все-равно, юный наемник никогда не сможет ответить уверенно.

В таверне.

Старый черт на то и старый черт, что много видел, достаточно слышал, и воистину много знает.
Знает он, как ухаживать за женщинами. Слышал, что вино подают к мясу. Видел, как правильно вести себя за столом.
Держа локти на весу и галантно отрезая кусок мяса, мужчина помалкивал. Аккуратно отправив кусочек еды в рот, Войль откупорил бутылку и разлил по, на удивление, не щербатым кружкам, вино, ставя бутылку на пол.
- Ключ у меня. Комната одна. Я помогу потом с вещами. – ответил Изгнанник, прожевав кусочек, а потом добавляя с ехидной ухмылочой, - Да, твой мужчина действительно внушает доверие.
- Не люблю долго находится в таких помещениях. Пусть здесь и весьма уютно. – аккуратно перевел тему наймит, поднимая чашу и аккуратно стукнув о емкость девушки.
- Местный ипат желает нанять умелых бойцов, ибо некая живность развелась в сгоревших лесах.
Я вижу, ты ни черта не глядишь на столбы и доски объявлений? Ты вообще ранее выбиралась из своей засраной, простите за плохой имперский, школы?
–все, как всегда. Никаких лишних эмоций. Никаких ложных игр мышцами лица. Старик это все говорил менторским тоном, который мог довольно-таки раздражать в некоторых ситуациях.
- В общем, если мы поторопимся, можем сорвать неплохой куш и обеспечить себе безбедную жизнь на месяц уж точно.
Войль поднял глаза к потолку, раздумывая о своем. Смущало его то, что эта «живность» могла оказаться чем угодно. И только Ярве мог воистину верно подсказать, как действовать в этой ситуации и как сражаться с тварюкой. Но, увы, Медведя рядом не было, и, судя по всему, и придется выкручиваться самим.

+3

26

Таверна, затем дорога к дому ипата

Ливиллия не смогла сдержать улыбки, когда Войль все-таки откупорил бутылку. Старый плут! Все-таки он что-то понимает в светской жизни. И, видимо, сабля была не единственной его женщиной.
Ливиллия отложила вилку с ножом и откинулась на спинку стула.
- Бернард, -  обратилась она к трактирщику, протирающему стаканы, - Есть еще одна свободная комната?
Губы Бернарда растянулись в широкой белозубой улыбке.
- Конечно, девочка…  Мариша, отнеси Ливи ключ… Твоя комната соседняя с комнатой твоего спутника.
Ливиллия готова была засмеяться в голос. В ее глазах плясали озорные искры.
- Отдай ключ моему спутнику. Он перенесет вещи в комнату... И, милая, позаботься о том, чтобы вечером, ближе  к одиннадцати, меня ждала горячая пряная ванна.
Девчушка – ей было лет четырнадцать, не больше, - кивнула и молча удалилась. Бернард же скрылся в кладовой, оставив путников наедине. В этот час в главном зале не было посетителей.  Ливиллия подняла бокал.
- За удачное выполнение работы.  Если все пойдет как надо, и ипат согласится нам заплатить, выйдем на охоту завтрашним утром, с рассветом. Не проспишь?
Все колкости Лив пропустила мимо ушей.  Она слишком устала для этой шутливой перебранки.
- До дома ипата не очень далеко, мы пойдем пешком. Лошадям нужно отдохнуть, - сказала девушка, когда блюда опустели. На улице начинало смеркаться. Выйдя из-за стола Лив одобрительно взглянула на саблю нагваля. Ночами в этих местах бывает неспокойно.
Путь занял около двадцати минут. Когда путники подошли к дому ипата, солнце уже скрылось за горизонтом, а месяц только-только начал обретать весомость. Воздух наполнился долгожданной прохладой. Заверещали цикады.  Людей на улицах почти не было. Изредка из открытых настеж окон домов раздавались голоса.
- Мы почти пришли.  Дом за следующим поворотом.  Говори ты.
Ливиллия замолчала на секунду, потом улыбнулась и добавила:
- Мой мужчина выглядит убедительно.

Отредактировано Ливиллия Гройс (2016-08-16 23:37:53)

+3

27

Леса Стриллергрота

Помирать в какой-то вонючей яме, в неизвестном месте, еще и проваливая спасательную операцию - это обидно. Еще обидней помирать,  не зная, что будет с Невиллом. Сейчас,  в ужасе и скуля от страха,  Ферро думала именно о нем. Может быть,  тот почувствует, что с ней произошла беда? В подобные чудеса верилось с трудом, от того, она только сильнее стала реветь.
Надо было хоть что-то ответить Ричарду, но Эйли не могла. Она пыталась сказать,  но ее начинал душить спазм и вновь она молча содрогалась.
- неэыааааыы
Она попыталась сказать и снова лишь издала непонятные звуки. Девушка почувствовала то, как Рид коснулся ее и приподнял голову, положив к себе на колени. Эйлин почувствовала себя от этого чуть спокойней.  У нее чуть-чуть улеглась истерика, и взрагивать она стала чуть реже. Он хотел помочь.  И не слышал  никакого ответа. А как он мог помочь? Разве что наблюдать и все. Эйлин чувствовала,  насколько стали мокрыми и скользкими от крови ее ноги. Чувствовала, как с болью сокращаются органы и медленно подняла руку, обнимая ногу Рида правой рукой, со стороны которой были поломаны ребра, которые тот и смог ощупать.
С еще одним громким всхлипом, она попыталась преодолеть свои эмоции, которые давили, как камень. Организм, который готовился к материнству был в не меньшей истерике, теряя, собственно, виновника торжества.
- Я п-потеяла. Пот-теряла ..ебенка..
Заикаясь и теряя буквы, она объяснила Ричарду, что с ней... ну, почти все в порядке. Просто она, возможно, насмерть истечет кровью. Но если бы только на этом вся трагедия кончилась. Ферро боялась за еще одну жизнь.
- Най-ди. Ня-евилла.
Делая очень большие паузы между словами, Ферро страдальчески выдала необходимые слова. Да, это была бы помощь. Сама она уже вряд ли дойдет хоть куда-нибудь. Потерять ребенка вдобавок. Потерять, по сути все, она
была уверена, что истечет кровью в ближайшие часы. Молча она попросила прощения у Рида, что не сможет побывать в его деревне. Так и не узнает о нем ничего. Но сил подобное говорить не было.
А потом ей стало так спокойно.  Боль ушла и прекратила содрогать тело, как и дрожь. Постепенно и слезы стали высыхать, поэтому Эйлин затихла на коленях Ричарда, лишь тихонько шмыгая носом. Все страхи ушли, осталось только паскудное сожаление. О котором она не скажет Ричарду. Но, еали честно, то она сначала подумала, что все, настал ее смертный час и она уже больше ничего не чувствует. Даже ножкой шевельнула, так, для проверки. Нет, ноги при ней, шевелятся. Вон, пальцы в растопырку может сделать, насколько обувь позволяет.
- Рид, п-роси, я все испортила.
Прошептала, шмыгнув носом. Да,  она все испортила. Она не увидела наконечник стрелы магией и открыла еще большее кровотечение. Но хотя бы увидела у него более опасную рану на голове.  Все это было так глупо, что захотелось поспать. Ферро вновь вздрогнула,  но уже от холода - промокшая насквозь юбка отлично забирала холод земли, но Эйли было уже и на это плевать - измученная, она уже спасала, прижавшись к Риду.

+3

28

Леса Стриллергрота. Вечер.

Сегодняшний день можно было ознаменовать самым худшим днем в жизни Ричарда, и не потому, что он так огреб и получил две стрелы, а потому что он не смог защитить Эйлин и сделал хуже. Видя ее страдания и попытки что-то сказать, он думал о том, что не стоило рисковать. Он бы в любом случае не справился со всеми говноедами разбойниками, так стоило ли вот это все того что они сейчас имели? Определенно нет. Если бы они сдались, то пострадала бы Эйлин? А тут уж кто знает, но все-таки хорошая мысля приходит опосля. Забыв о своей боли и кое-как очистив разум от мыслей, нагваль обратился к духам, надеясь на то, что они не оставят бедное человеческое дитя в беде. Сквозь свои молитвы он слышал, что сказала Эйлин, но никак не отреагировал, ожидая ответа духов. Странно, но ничего не происходило, и Рид уже почти пал духом, как почувствовал, что хватка Ферро на его ноге стала слабее, а сама она успокоилась и прекратила содрогаться от боли. Сработало? Тогда почему духи не явились? Ответом на его немой вопрос стал подзатыльник и еле слышимый шепот, который посоветовал Ричарду начать наконец-то думать. Ну... да, стоит признать, что с подобным у грифона были большие проблемы, и это замечали все. Вот так вот всегда, сила и реакция есть, а ум где-то в задах плетется. Отбросив эти мысли, Ричард поблагодарил духов за то, что они откликнулись и помогли, а потом взглянул на Эйлин,  которая затихла и лишь шмыгала носом.
- Это не твоя вина, Эйлин.
"А моя"
Нагваль коснулся волос девушки и погладил ее по голове, наконец-то осознав, что она сказала ранее. Потеряла ребенка... Признаться честно, Ричарду было все равно. Ребенок тот был не от него, да и жизнь Эйлин была для него намного ценнее. Потому для грифона подобное известие было никаким, зато он уже заранее знал, как расстроится из-за всего этого Эйлин. Бедняжка... впрочем, в сложившейся ситуации была не только вина Рида, но так же вина Ферро - если бы она не упрямствовала и осталась ждать Арона, всего этого бы не было. Да и вообще, если бы она не вышла замуж за ублюдка то все было бы хорошо. Ах эти если бы да кабы.
Аж от самого себя тошно стало. Однако, надо было что-то делать и потому нагваль огляделся, все так же аккуратно поглаживая девушку по голове. И так, все было очень плохо. Они находились в какой-то сраной яме, в которой пахло кровью и было холодно. Ричард нахмурился, взглянув на Ферро и понимая, что онаизамерзнет вот так вот лежать на земле, но трогать и двигать ее он не собирался, помня что у той сломано ребро и не стоит сейчас ее тревожить дабы это ребро не прошило кожу или внутренние органы. Чуть двинувшись Рид понял, что сделал это зря - ноги обожгло будто бы огнем, а голова неприятно закружилась. Просто великолепно, ничего больше и не скажешь. Еще эти долбанные цепи как на руках, так и на ногах. Ричард мученически что-то проворчал и выдохнул, не зная что делать. И куда он в подобном состоянии вообще уйдет? Да и уйдет ли, с дырками в ногах. Наверное, надо бы было по хорошему перевязать ногу из которой кровь лилась обильнее в виду того что из нее вместе с наконечником был выдран кусок мяса. Но каждое движение нагваля отдавалось острой болью в ногах и задавливало весь энтузиазм. Но что то делать надо было, например перевязать хотя бы Эйлин, ведь ее перелом был опаснее его ран. Пришлось все же шевелиться, дабы оторвать ткани от юбки нижнего платья Эйлин, которое было наполовину пропитано кровью. С горем пополам но Риду все-таки удалось наложить тугую повязку в область сломанного ребра, после чего нагваль отвалился на отдохнуть, тем более что от его даже малых перемещений немного начало мутить.

Отредактировано Ричард Рид (2016-08-22 18:55:57)

+1

29

Мастерский
Леса Стриллергрота. Вечер.
Бандитский юмор – это вещь куда более страшная, кем их любовь к избиениям пленников ради повышения самолюбия. Под предложением «поужинать» у этих людей скрывалась весьма своеобразная игра. Съешь, что хочет съесть тебя. Зарог достал из клетки голодную громадную крысу, после чего подошел к яме и скинул ее туда, оная упала прямо на голову спящей девушки, заставляя ее проснуться в один миг. С дичайшим смехом, наймит пихнул вниз еще охапку веток.
- Вот вами ужин.

Возле дома ипата. Вечер.
Он смеялся над ее остротами. Расхохотался, когда она выпросила себе отдельную комнату и, как и обещал, помог разгрузить ей вещи в ее комнате.
- Можешь не волноваться. Не просплю.
Замечательно поужинав, запив прекрасным вином, пара из наемника и дуэлянтки, придались наемничьей жизни и двинулись к дому ипата. Их встретила дубовая дверь со львом-колотушкой.
- Мой мужчина выглядит убедительно, - отозвалась с ехидной улыбочкой Гройс, стоя рядышком.
Нагваль лишь пренебрежительно хмыкнул, ударяя три раза в дверь.
Последняя поддалась и отворилась вовнутрь. Парочку встретил громадный дуболом вместе с мужчиной интеллигентного вида и невысокого роста, одетый в вечерние одежды.
- Добрый вечер,- слегка удивленно, но доброжелательно.
- Чем вам может услужить ипат этого города?

Градоначальник потер руки, хохоча про себя. По цвету кожи он сразу понял, что перед ним стоит нагваль. А девушка рядом. Что же, редко нагвали путешествуют с людьми. Значит, и она тоже. А ежели нет – не велика потеря.

- Прошу вас, проходите в дом. – мужчина любезно указал руками вовнутрь, настоятельно требуя повиноваться. Да и где это видано, чтобы обычные плебеи ослушивались ипатов?
Войль вошел, проталкивая Гройс с обой вместе, в этот момент придерживая за талию.
- Мы по поводу объявления на столбах. Я и моя спутница готовы взяться за охоту и изничтожение троглодита.
На лице мужчины выступил интерес, а вместе с ним и удивление.
- Да-а? – скептично протянул он, разглядывая девушку.- И как вы собираетесь доказать мне, что леса и тракты безопасны?
- Головы будет достаточно? Или вам всю тушу принести?
- О, нет. Головы вполне хватит.
- Всего доброго, - бросил нагваль, разворачиваясь на пятках, вновь выталкивая девушку перед собой.

Когда дверь закрылась, дружелюбная улыбка на лице ипата сменилась хищным оскалом.
- Вот видишь, Сквольд, как хорошо получается?
- Вижу.
- Утром двое чертовых нагвалей. К вечеру еще двое. С миру по нагвалю – людям и дышать легче.
Надеюсь они издохнут раньше, чем вернуться обратно.

Офф.топ. Софи,Вильям, не переживайте.С вами мы все нагоним и подгоним под нужное время.

+2

30

Леса Стриллергрота. Вечер.

Эйлин спала достаточно спокойно, имея все шансы забыть о том, что с ней произошло. Крепко и без снов она отдыхала, после калейдоскопа боли и ужаса. Кто ей подарил подобное блаженство? Рид? Боги? Или она, наконец, умерла и страдания ее кончились? Ответов на эти вопросы не было у Ферро. Она чуть вздрагивала во сне от холода и не проснулась, когда Рид перевязывал ей ребра.
Хотя, если бы и проснулась,  то было бы куда хуже. Сложно представить, ее реакцию, когда открываешь глаза, а на тебе мужик в потемках платье рвет. Да и не просто рвет, еще шипит аки змей престарелый. И все это было бы на фоне сырой земли, запаха крови и общей атмосферы ужаса. Рид мог и в глаз получить!
Но обошлось. Для них обоих.
И так бы она и дальше спала,  если бы их пленители не решили, что пришло время ужина. И ужин этот был подан весьма оригинальным способом и в весьма живом виде.
Эйли резко проснулась от удара крысой о ее голову, совершенно не понимая того, где она. Поэтому коротко вскрикнув, Ферро поспешила сбросить нечто со своих волос. Крыс она не боялась, ровно, как и многих других зверей. Ну, как. До паники не боялась. А вот та же сколопендра, бегущая прямиком к ней, могла заставить целителя выбрать иные пути.
- что это.
Тоненько пропищала, жалея о том, что вообще шевельнула рукой. Ребро обожгло болью, а сама она очень быстро вспомнила, где находится, что произошло и почему так темно. Подобному хотелось возмутиться и сказать людям,  что они не правы, но ее посетила странная обреченность. Ферро опустила плечи, поверхностно дыша и пытаясь успокоить сердцебиение. 
Точно, с ней сегодня случилось нечто страшное, что вызывало тоску в сердце. Однако, бегающая крыса заставила Ферро пискнуть. Не нравилось ей подобное. И то, где они оказались.  И ... и все было здесь плохо. Почему только все так.
Она не знала,  действительно ли не нужны тем людям, что их пленили, деньги.
Очень легко те от оных отказались.  Может, надо больше?  Предложить переговоры? И все это она думала,  покуда являлась совершенно бесполезнрй в охоте на крысу в яме, зажмурившись,  когда сверху посыпались ветки и сбивая ту со вмех ее печальных дум. Плюсомбыло хотя бы то, что у нее совершенно не было аппетита.

Отредактировано Эйлин Ферро (2016-08-17 22:44:46)

+2


Вы здесь » РЕНЕГАТЫ » Том I "Кровь за кровь" » Страшная сказка