РЕНЕГАТЫ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РЕНЕГАТЫ » Том I "Кровь за кровь" » I challenge you!


I challenge you!

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

I challenge you!
Женская Школа Чести. Долония.
http://s3.uploads.ru/t/KQnYh.jpg

Ливиллия Гройс, Гаркарен Войль.
http://funkyimg.com/i/27jbx.png
От жизни до смерти - один удар. От победы до поражения - одно неудачное движение. От любви до ненависти - один шаг.

0

2

Внешний вид

Чистая выглаженная светло-желтая рубаха, заправленная в высокие черные тренировочные брюки. На ногах - удобные сапоги. Волосы заплетены в тугую косу.

В жизни каждого более или менее престижного учебного заведения случаются торжественные дни. Чаще всего они продиктованы общегосударственными праздниками, реже – местными значимыми датами, еще реже – особенными событиями, требующими особо тщательной подготовки.
О том, что сам князь Долонии посетит Женскую Школу Чести, стало известно за три дня до его прибытия. Посещение планировалось сделать внезапным, но у директора Школы везде есть глаза и уши.  Ливиллия не раз в этом убеждалась, но на утреннем построении, когда была оглашена тайная новость, как никогда окрепла в этом знании.
Полы, окна, стены и даже потолки в здании намывали все три дня. Конюшни были вычищены до неестественного блеска. Лампы горели так ярко, что слепили глаза. Одежда каждой ученицы была тщательно выглажена. Девушки – воспитанницы, которым и выпало наводить этот абсурдный порядок, переглядывались и перешептывались с явным неудовольствием. Не может же князь быть дураком, который поверит в конюшни, благоухающие, как поля в конце весны, и в чистые тренировочные костюмы без единой пылинки.  Но кому было дело до благоразумия, когда Школу посещал «Сам Князь!»
Ливиллия провела все утро, начищая окна с обеих сторон. Они зияли чистотой и блеском настолько, что за последние полчаса четыре птицы разбились о стекла. Девушка перегибалась через подоконник, становилась на него, полностью выползала из окна, стараясь добраться до самых дальних уголков стекла. Сделать все идеально.
Занимаясь рутинной работой, Лив грезила грядущей тренировкой. Все-таки сохранили учителя и остатки здравого смысла: необходимо было показать не столько чистоту территорий, сколько мастерство учениц. Ведь приезжает «Сам Князь!»
«Сам князь! Сам князь!» - эти слова слышались отовсюду. В большей степени, конечно, от преподавателей, опасающихся за престиж заведения, и от совсем юных воспитанниц, которые еще визжат от одного упоминания имени местного государя. Старшим же девочкам, в том числе и Ливиллии, подобные возгласы не внушали ничего, кроме отвращения. Они отделяли патриотизм от слепого восхищения и раболепского благоговения перед обычным человеком, пусть и знатного рода.
Несмотря на все приготовления и относительную осведомленность, князь со свитой появились внезапно, вечером второго дня. Тренировка давно была закончена, девушки ужинали, морально готовясь к завтрашней утренней суматохе. Никто не ожидал, что в двери столового зала ворвется взъерошенная, как маленький воробей, преподавательница вокала (чей предмет никто не воспринимал всерьез) и заверещит что-то невнятное о долгожданном событии, к которому все так долго готовились.
Приборы были отставлены быстро, вальяжное настроение улетучилось. Девочки были готовы к визиту князя. Готовы были показать, что не просто так проводят время в стенах этого учебного заведения. Показать, что настоящие леди представляют из себя нечто большее, чем одомашненных хранительниц очага.

Отредактировано Ливиллия Гройс (2016-07-07 23:58:10)

+1

3

Работа телохранителя, черт бы ее побрал, самая грязная работа, которая когда-либо доставалась Войлю. Везде ходил следом. Следи за собой, за князем и за тем братом, чтоб в дерьмо не влез какое, пока ты отошел удобрить кустик. Тащись везде, куда прикажут. И вроде бы ты на вольных полях, можешь решать все, как тебе охотно, да не тут-то было. Один черт приходится исполнят странные приказы и прочее-прочее-прочее. Деньги сыпались в карман наймита очень даже неплохие. Но желание сорваться и мчаться куда-то в совершенно неизвестное место было более сильным, чем желание таскаться следом.
Вот, к примеру, теперь. Ламонту ударило семя в голову и решил он навестить Женскую Школу Чести в своем княжестве. Прикрыв это все праведными мыслями идеями, скрывая свой недотрах, Фарелл собрал целую процессию и выдвинулся в сие злополучное место, набитое красивыми женскими телами, словом - террариум. Ведь, как известно, дружного женского коллектива не бывает. А тут целая школа. Все понятно и без лишних слова, какие отношения царят между ученицами. Одна готова другой глотку перегрызть из-за того, что та на нее не так посмотрела. Сложно это все было. Сложно для нагваля. Но он помалкивал, складывая золото в карман, все чаще склоняясь к мысли о побеге.
Но, весна дурманила нагваля.
Ах, конец весны! Какая пора года может быть прекраснее этой? Все постепенно наполняется жизнью, и грозиться вот-вот, словно гусеница - превратиться в бабочку, да показать свою истинную красоту всем и каждому. А воздух. Каков же воздух! Вы только вдохните поглубже грудью и ощутите всю эту смесь запахов, которая радует твои рецепторы обоняния, наполняя кровь весенним кислородом, как-то по-особенному вкусным.
Гаркарен втянул шумно воздух через нос, медленно ступая на своих ногах подле Ламонта.
- И жить хорошо, и жизнь хороша, верно?  - Вопрос, естественно, был риторический. Нагваль скорее задавал его сам себе, прекрасно зная ответ на оный.
Кто-то ему поддакнул, кто-то недоверчиво хмыкнул, а князь просто ехал рядом, отпуская очередную молодецкую глупость. Войл прожил половину своей возможной жизни и давно понял, что прелюбодеяние  не есть вселенское наслаждение, но почему-то у людей это самое наслаждение и минуты счастья всегда упирались в передок.
- Некоторые из этих женщин в постели ураган, но на публике виду не подадут, прикидываясь невинными созданиями. Мне иногда кажется, что их там не чести учат, а искусству любви.
- Я бы так не бросался словами, мой князь. – Черный мужчина краем глаза поглядывал на стражниц, которые стояли у громадных дубовых ворот. Ставни натужно и умоляюще скрипнули, словно тысячи рабов на каменоломнях и галерах разом.
- Слухи про воительниц из Долонии была на слуху даже в моих далеких краях, - Бывший вождь улыбнулся самыми краешками губ, словно незримый кукловод своими умелыми пальцами слегка поддернул их и задержал на самую долю секунды.
Они въехали внутрь. Все было достаточно чисто, ухожено, местами, даже как-то слишком нежно. Одним словом – все в женском стиле.
- Но ни одна из них, мой князь, не сравнится с женщинами из наших краев. – Громко, но весьма сухо подметил Гаркарен, помня из рассказов Ламонта о  вспыльчивости и горделивости местных. Ему хотелось это доказать прямо тут. Прямо сейчас. С кем угодно, лишь бы в руках была его сабля.
- Князь желает проверить учениц? В смысле владения техники боя, а не то, о чем вы говорили раньше.  – Откуда-то подался легкий смешок. Войль смерил хохотуна недобрым взглядом, от чего последний все осознал и заткнулся.
Пока Ламонт размышлял, время тянулось, словно кисельное. Перетекало из чаши в чашу, утаскивая за собой всю свору, которая пришла вместе с князем и его ревизией в женскую Школу Чести. За время, пока Фаррел думал, Гаркарен успел унюхать старые знакомые запахи, повернуть голову и встретиться взглядом со старой знакомой. Войль учтиво кивнул. Слишком близкое нахождение к свите научили его некоторым манерам.
- Князь, что Вы желаете?

+1

4

Когда князь со свитой въезжали в Школу, девочки  и преподаватели уже стояли во дворе. Младшие готовы были растаять, как сливочное масло под жарким солнцем.  Они с диким  восхищением смотрели на князя и его свиту. Молодой, красивый, богатый… А его приближенные! Все, как один, прекрасны. Особенно мужчина лет тридцати, едущий чуть позади князя. Приближенный.
-… напыщенный и самодовольный засранец, - тихо прошептала Ливиллия подруге, - Посмотри, как он раздевает глазами Айзу.
- Ты же понимаешь, что она оторвет ему яйца при мало-мальском намеке на более тесное знакомство?
- Не оторвет. И гордость свою поглубже засунет. Это же, мать ее, честь – разделить постель с приближенным князя. Человеком, таких благородных кровей. А отказ – позор для семьи.
- Тогда их  оторвет Валира. Ей же плевать, каких кровей будет несчастный, положивший взгляд на ее возлюбленную.
Ливиллия с трудом сдерживалась, чтобы не рахохотаться в голос.  Да, эти самодовольные мужланы не понимают, что приехали не в пансион благородных девиц и не в бардель .  Никто не понимает. Даже тот темнокожий, что едет по правое плечо от князя. Сабля на поясе, движения уверенные, взгляд не мечется от одной груди к другой… Воин.
- Посмотри на того чернокожего, желающего нас «проверить».  Телохранитель?
Ливиллия кивнула. Ей хотелось бы посмотреть на него в бою. Он выглядел опытным бойцом. Сабля… Ливиллия орудовала  мечом. И ей хотелось думать, что она многого достигла в этой области. Он тот, кому не стыдно будет бросить вызов. 
Крыло, где находилась комната Наставницы, находилось довольно далеко. Требовалось около пяти минут, чтобы добраться до главного входа. Поэтому пожилая уже женщина подошла только сейчас и легко дотронулась до плеча Ливиллии, прося ее отодвинуться и пропустить ее вперед, к князю.
А "советник" не сводил взгляда с Айзы.
- Я отправлю девочек приготовить вам комнаты и наполнить ванны. Водные процедуры очень хороши после утомительного путешествия. – предложила Наставница после короткого приветствия.
- Да.  - поблагодарил князь, слезая с коня.
Я желаю, чтобы темноволосая девушка, стоящая за Вашим плечом, помогла мне с ванной. - добавил "советник".
Ливиллия смотрела на Айзу. Айза смотрела на советника. Взгляд ее был преисполнен страха и гнева
- Айза, ты слы... – обратилась к ней Наставница тоном, не терпящим возражений.  Среди старших девочек повисла тишина. Малолетки смотрели на Айзу с плохоскрываемой завистью. А Ливиллия смотрела на телохранителя. Ее дыхание участилось.
-  Не знаю, как князь, а вот я желаю опровергнуть Вашу теорию, темнокожий человек. Я вызываю Вас на дуэль. В Долонии это разрешено законом, и сам князь не имеет права ее отменить. Это дело чести! Защищайтесь! - Ливиллия говорила громко и отчетливо. Она обращалась не к похотливому мужлану, а к темнокожему телохранителю. Если начнется дуэль, толпа не разойдется. Если начнется дуэль, если она победит, Айза сможет отказаться. Советник поймет, что находится не в чертовом борделе. Поймет, что напал не на обычных барышень. Поймет...
Толпа сначала замолчала,  а потом зашумела.
- Это Ливиллия?... Ливиллия бросила вызов телохранителю князя?.. Этого не может быть!" - слышала девушка шепот за спиной.
Сердце девушки бешено билось. Кровь стучала в висках. Ладони запотели. Подруга, стоящая рядом, тихо вскрикнула от боли в сжимаемой Лив руке.

Отредактировано Ливиллия Гройс (2016-08-16 21:25:07)

+1

5

Хладнокровный и спокойный он глядел девушке с вызовом в глаза. Она жаждала доказать, что он ошибается. А он умел убивать, нанося удары с хирургической точностью и если она погибнет от маленького пореза на шее или возле сердца и яд, быстро всасываясь в кровь, разносясь по венам, убьет ее, винить себя и хулить явно не станет. И все бы было ничего, если бы Князю не ударила в голову, словно молот по наковальне, мысль заменить им мечи на тупые.
Им подали клинки, разводя в разные стороны. Люди собирались вокруг состязавшихся широким кольцом, опасаясь быть задетыми, но в то же время рвались и выпрыгивали, когда не могли увидеть.
Изгнанник попробовал меч в руке.
«Ужасный клинок. Баланса - ноль. Эфес, словно засунули акшару в зад, провернули трижды, дали погрызть троглодиту и вручили мне. Прекрасно.»
- Таким клинком только троглодиту за ушком почесать, князь. - темнокожий мужчина крутанул клинок в руке и принялся обходить девушку по дуге под всеобщее нарастающее улюлюканье.
Время тянулось. Оно натягивалось, словно струна лютни, норовя вот-вот лопнуть. Бам! Воздух закричал от боли, когда нагваль наскочил на девушку и нанес ей рубящий сверху, ловко уходя вольтом, словно молния, к ней за спину, проносясь в миллиметре от нее.

+1

6

Ливлиию трясло. Руки тряслись, тело тряслось так, словно ее была лихорадка. Было страшно. Страшно за себя. Страшно за Айзу. Страшно за школу. Страшно ровно до тех пор, пора руки не сомкнулись на эфесе меча.
Лив даже не удивилась, когда в ее душе поселилось удивительное и приятное спокойствие. Все было почти так же, как и на тренировке. Все тот же убогий учебный меч, все те же стойки. Те же выпады. Только вот соперник опытнее и сильнее.
Ливиллия не чувствовала трепета перед первой дуэлью. Все шло правильно. Именно так, как должно идти.
- Плохому танцору, мэтр, и яйца мешают. – с дерзкой ухмылкой сказала Лив. Стойка принята. Поза уверенная, в легким налетом несгибаемой гордости и уверенности. Ливиллия сейчас не думала об этикете, преподавателях. Не думала о том, что ее соперник – телохранитель князя. Из головы даже вылетел образ Айзы.
- Ливиллия! Где твои манеры!? - Возмутилась одна из учительниц, преподающих светский этикет, Гведонин Астра. Голос донесся как будто откуда-то издалека. Ливиллия на секунду словно потеряла кураж боя. Выпала из этой смертельной пляски.
- Какие манеры меж свиста клинков, госпожа Астра? На бранном поле преобладает брань. – непростительная ошибка. Нельзя отвлекаться во время боя. Урок был усвоен хорошо. Меч соперника ловко ударил сверху и был отбит только благодаря многочисленным изнуряющим тренировкам, благодаря которым многие выпады дошли до автоматизма. Рука заныла от  боли.
Публика тяжело выдохнула.

+1

7

- Плохо вас тут учат, судя по всему. Урок первый: никогда не отвлекайся! - Гаркнул нагваль с рычащей ноткой, вольтом уходя от ее контратакующего удара.
Запела сталь, словно хор юных девиц и все, как одна, голосом, словно по ступенькам к небу, старались уйти в фальцет. И у них получалось.
Войль и Ливиллия танцевали в хороводе смерти, то отскакивая назад, то вновь одни рывком сокращая расстояния, нанося друг другу град ударов, успешно их отражая. Светловолосая воительница начинала уставать. От мощных ударов телохранителя князя у нее начинало сводить руки и парировать становилось все натужнее. А Гаркарен был котом. И он игрался, изнуряя свою жертву. Хотя, должен Вам сказать, что испарина выступила на его слегка испещренном морщинами лбу.
Они вновь скрестили мечи, перенося вес на опорную ногу, вступая в борьбу веса. Это было ее второй серьезной ошибкой. Мужчина был более массивным и более высоким. Ливиллия, стоя рядом в полный рост, макушкой доставала ему лишь до носа.
Гаркарен сдерживал ее тупой клинок своим, чуть приседая, дабы его лицо оказалось на уровне ее. Он широко улыбнулся, обнажая неестественно длинные клыки и в одну секунду его лицо приобрело звериные черты, а из глотки донесся утробно-гортанный львиный рев. Девушка отпрянула назад, спотыкаясь через небольшой холмик, падая на свое седалище. Народ взвыл, гикая и улюлюкая, поздравляя чернокожего победителя. Но Войль был не просто наемником и хладнокровным убийцей. Он был старым мудрым
нагвалем. Условие битвы было таким: положить на лопатки. Она же сидела на копчике, упираясь руками в землю. Гаркарен неспешно подошел к девушке, кратко улыбаясь и протягивая ей руку. Толпа притихла и замерла. Напряжение росло с каждой секундой и грозилось разорваться, кромсая пространство, норовя засосать всех в темную дыру.
Ливиллия протянула руку, вставая на ногии делая несколько шагов назад, выставляя вновь острие на нагваля. Изгнанник криво оскалился, медленно опускаясь перед девушкой на колени, а после, на лопатки.
- Твоя взяла. - старый нагваль все прекрасно рассчитал. Он был котом в душе, но тактиком мозгами. Телохранитель понимал, что отдавая победу ей таким образом, он признает свое поражение и потеряет славу у людей. Но что ему до этих пакостных созданий? Больший расчет был на то, что Ливиллия не смирится с этим жестом, а ее честь будет запачкана еще сильнее.
- Забирай клинки, князь! Она победила.

+1

8

Все произошло очень быстро.  Падение – Ливиллия была уверена, что бой окончится через секунду -  неожиданный подъем и глупая подачка в виде победы. Ливиллия не была уверена, что кто-то кроме нее заметил этот нелепый маневр чернокожего телохранителя. Но он поддался. Дуэлянтка могла поклясться себе в этом.
Она так и застыла, молча глядя на встающего с лопаток мужчину. Толпа кричала от восторга. Мужчина, настаивающий на компанию Айзы, уже смотрел на нее с легкой опаской. Тем более, что сведенные на переносице брови темнокурой девушки и хищно подрагивающие уголки губ вполне очевидно выражали ее отношения к банным мероприятиям.
А в душе Ливиллии вскипал огонь ярости. Она должна была проиграть! Этот воин гораздо опытнее. Она не всегда могла уследить за его маневрами, его движениями! Она не победила. Ей поддались. Ливиллия хотела реванша. Ливиллия жаждала заслуженного поражения. Ливиллия… но она молчала. Она не понимала этого мужчину.
Меч забрали. Князь сказал что-то похвальное, затем отошел с Наставницей. Им нужно было о чем-то поговорить. Толпа гундела. А Ливиллия смотрела на телохранителя и не могла оторвать глаз. Как он посмел!
Ливиллия подошла к чернокожему.
- Меня зовут Ливиллия Гройс, - сказала она, - Я видела, что вы сделали. Зачем? Вы поступили глупо. Телохранитель князя не мог пасть от меча ученицы. И вы бы не пали. Зачем?
Она негодовала. Она готова была кричать. Руки ее сжимались в кулаки, а в глазах плясал гнев.

+1

9

Народ утих, глядя за развернувшейся сценой. Но вдруг – тишина взорвалась поздравлениями в сторону оскорбленной девушки, что столпом стояла, глядя непонимающими глазами на лежащего нагваля. Помощник Ламонта забрал клинки у дуэлянтов и быстренько удалился восвояси. А любовь народа быстро перекинулась к княжеской особе и его свите. Фарелл одобрительно кивнул нагвалю, мол, молодец и сейчас свободен.
Кивнув князю в ответ, Войль лишь развернулся, закатив глаза, да тяжело вздохнув.
Ну наконец-то.
Да только, развернувшись, Изгнанник чуть было не налетел на ту светловолосую девчушку, с которой только вот бился на клинках. Она глядела на него в упор, тупо, сверля глазами насквозь. Словно норовила всадить ему иглы в глаза и выбить их через затылок.
- Меня зовут Ливиллия Гройс, - сказала она, - Я видела, что вы сделали. Зачем? Вы поступили глупо. Телохранитель князя не мог пасть от меча ученицы. И вы бы не пали. Зачем?
- Да хоть внучатая племянница третьего брата деда, который зятем приходился той бабе, чей муж был отцом Зринна и на войне сиротой остался, - менторским и преспокойным тоном отозвался наймит, кладя ей мягко на правую сторону лица свою пятерню, заставляя подвинуться в бок и не желая объяснять глупышке весь свой коварный замысел. Что не говори, а девушка воистину была низенького роста. Или это, быть может, он высоковат являлся рода людского. Вдруг, на сто восьмом году жизни в голове его упала осина, осенив, старый старейшина осознал, что так оно и есть. Что чистокровные нагвали, черт побери, были действительно выше людей. Прыснув со смеху, Изгнанник принял кубок с вином от пробегающей мимо девушки и принялся жадно пить оное. Южанин никогда не понимал в чем его прелесть, но когда в глотке, словно в его родных землях – песок да пепел, пьется все, что выглядит влажным.
Опуская осушенный кубок к низу, Гаркарен вновь столкнулся взглядом с этой девушкой.
- Моргни хоть раз, ради приличия.

+1


Вы здесь » РЕНЕГАТЫ » Том I "Кровь за кровь" » I challenge you!