РЕНЕГАТЫ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РЕНЕГАТЫ » Предисловие » Отцы и дети


Отцы и дети

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Отцы и дети
сентябрь 840 года, княжество Долония, окрестности Ардока.
Софи Раур и Гаркарен Войль
http://funkyimg.com/i/27jbx.png
Путешествие с полукровкой только началось и набирало свои обороты, как и желание придушить его собственными руками. Когда проводишь слишком много времени с тем, к кому еще не особо привык, невольно хочется унести ноги. Хотя бы на пару часов.
А уж приключения, с удачливостью Софи, не заставят себя ждать.

0

2

Осень.  Одна из самых прекрасных времен года, особенно в княжествах, где климат был не особо угнетающим. Все меняло цвет, играя красками: деревья наряжались в платья из охры, животные снимали легкие кофточки, натягивая свои меховые свитера, птицы посылали все к чертям и улетали на юг, видя в гробу приближающуюся зиму. Все дышит как-то размеренно, готовясь к длительному сну под снежной периной. Но пока... Пока еще рано. Небесные жители просыпались рано, выносили солнце в самый зенит, прибивали его, заставляя всех страдать днем, словно на адской сковородке, а вечерами уже подувал прохладный ветер и каждый путник, ночующий посреди леса начинал жалеть, что не нашел себе пристанище. Но не этот мужчина, что лежал возле костра, задумчиво глядя в небо, да поигрывая со своими дредами. Он любил эту пору года, особенно вдали от своей родины. Ибо там, где он жил, лето всегда преобладало над остальными сезонами. А пустыня была нещадной к своим жителям круглый год.
Желудок заиграл кишочками, требуя немедленного поступления провизии в свои недра. Гарк лениво потянулся рукой к сумкам, столь же лениво поковырялся внутри. Не найдя ничего ценного наощупь, он оторвал свое седалище и принялся рыскать сидя на коленях. Волей богов ли, злым роком судьбы ли, но он ничего так и не нашел. Тем лучше, подумал нагваль, вращая головой, разминая шейные позвонки. Давно он уже не охотился. А пора бы.
Обращение заняло несколько секунд. Мир преобразился. Насытился звуками, красками, запахами. Он стал шире, словно его границы разума раздвинули руками. Словно он стоял в темной, запертой комнате и внезапно отворил окно.
Лапы быстро несли его по ожившему лесу. В нос, словно кулачные бойцы севера, били запахи, цепляя его за ноздри и уволакивая за собой по невидимому следу. Как он любил быть в этом состоянии. Как обожал. Но всегда следовало, прежде всего, оставаться человеком. Хотя старый нагваль и относился к роду людскому весьма скептично. Уж больно странные были эти люди. Хотя, по большому счету - все три расы были со своими заморочками и без адекватного царя в голове.
Шаг. Прыжок. Шелест опавших листьев, чьи жизни уже были украдены лиственной смертью, раздавался под черными лапами еле слышимо, дабы не пугать добычу. Гаркарен приостановился в кустах, глядя на молодую косулю, что безмятежно паслась на маленьком лугу. Зрачки расширились, словно у котенка, предчувствующего что-то вкусное. Он прыгнул. Резко. Далеко. Стремительно, целясь зубами в горло, а когтями в торс. Но не попал сразу. Кровь окропила полянку, а косуля жалобно взревела, пытаясь вырваться из цепких лап нагваля. Но не вышло. Сильные челюсти сомкнулись на глотке, лишая бедное животное последней надежды на жизнь. Алая жизнь наполняла рот пантеры, утекая из добычи, что изредка дергалась в предсмертных конвульсиях. Еще один укус и мерзкий хруст подтвердил окончательный и бесповоротный конец. И все бы ничего, если бы в нос не проник еще один запах. Запах еще одного нагваля.

0

3

Софи без всякого зазрения совести оставила своего напарника у почти потухшего костра.  Задержалась всего на миг и только для того, чтобы подкинуть парочку сухих веток в готовое погаснуть пламя.
Хант умудрился заснуть на голодный желудок (везунчик), она же не смогла бы похвастаться подобной выдержкой и самодисциплиной. Хватало и того, что она голодала, когда попала в руки работорговцев, больше никакого желания повторять подобную "диету" не возникало. Да и, честно говоря, в последнее время они тоже не особо пировали. Поворочавшись и послушав завывания своего (и не только своего) желудка, она поднялась, прислушалась к звукам вокруг и решила, что лучше уж проведет время на охоте, чем в бесплотных попытках отдохнуть.
- Прогуляюсь.
Её слова никто не услышал. В любом случае, Вил только повернулся на другой бок, накрыл плечи курткой и что-то невнятно проворчал. В последнее время он был в дурном настроении, будить его не стоило, да и не хотелось. Если повезет, то она вернется раньше, чем он успеет проснуться. Если сильно повезет, то она вернется с добытой едой. Тогда уж он точно не сможет на неё злиться и подобреет. Или, несмотря ни на что, наорет, потому что она посмела без него куда-то пойти. Или только обрадуется, что (о, счастье) избавился от бестолкового балласта, который, кажется, его только задерживал.  Угадать его реакцию было почти невозможно.
Листья под лапами приятно шелестели. Довольно непривычные и приятные звуки и ощущения. Рысь привыкла чувствовать под собой рассыпчатую структуру песка, а не твердую землю. Но сравнение было всё-таки в пользу вот таких прекрасных мест, где, скорее всего, полно всякой дичи, да и климат гораздо мягче.
Деревья. Ветер путался в их ветвях и шуршал, заставляя уши кошки непроизвольно и нервно подергиваться. Она шла медленно и тихо, чтобы не спугнуть кого-то, кого смело можно будет назвать добычей.
Где-то в стороне послышался шум и если бы у кого-то присутствовал инстинкт самосохранения, то он бы уже со всех ног несся обратно к костру, чтобы лечь и сделать вид, что никуда уходить и не собирался. Но нет, природное любопытство, помноженное на непроходимую детскую (всё ещё) глупость, погнало девушку ровно туда, откуда доносились звуки.
Кошка легко нашла нужное место и припала к земле. Она внимательно наблюдала за происходящим и помалкивала. Её могли выдать только кисточки ушей, которые покачивались от легких порывов ветра, к счастью, он дул в другом направлении и уносил её запах в сторону от пантеры. Разве что её присутствие заметили еще раньше.

+1

4

Сладкая кровь наполняла пасть вместе с горячими кусками плоти. Нагваль жевал свою добычу в облике зверя, даже не пытаясь как-то ее приготовить. Его организм приспособлен к тому, чтобы переварить сырой продукт. Томно пожевывая, Гаркарен поглядывал из стороны в сторону, все еще будучи настороженным из-за навязчивого запаха другого зверя. Он явно находился где-то рядом. Но так-как ветер был слегка непостоянным, как портовые шлюхи, и разносторонним, то уловить, откуда веяло животным - было весьма проблематичным деянием. И ветер-ветром, да выдало мелкого хищника, что сидел рядышком в кустах, его же внешность. Выделяющиеся по цветовой гамме, кисточки ушей пошатывались вслед за ветром, словно здороваясь с нагвалем.
Хотелось внезапно прыгнуть, впиться зубами в мягкие ткани, атаковать первым. Если тот анимаг выжидает удачный момент, то он уже оплошал по полной.  Душа юношеские порывы в своем взрослом теле, Войль обратился в человека, присаживаясь на колени возле остатков косули. Там бы еще есть и есть. Закоптить. Завялить. Пожарить. Изгнанник искоса поглядел на мясо с легкой жалостью. Ну, не пропадать же добру.
- Я предлагаю тебе не скрываться. Если хочешь есть - можешь спокойно подойти и взять столько - сколько хочешь. Но если хочешь меня убить, то знай: я тебя уже заметил, а мой клинок окроплен редчайшим ядом. Ты умрешь в адских муках даже от маленькой царапины. Выбор за тобой, хищник.
Убивать сородича - паршивое дело. Особенно, когда вас осталось и без того черт да ни черта. Но если твой собрат реши тебя с этого мира извести, то, увольте. Любой здравомыслящий нагваль будешь сражаться до последней капли крови и до последнего своего вздоха. А чего уж там говорить про нагвалей юга, которые жили в пустынях и учились владеть саблями с самого рождения.
Темнокожий мужчина взглянул на небо, что скудно пробивалось сквозь кромки деревьев. Его нос шумно потянул воздух. Не было уже тех красок в человекоподобном облике.  Ни изобилия запахов. Ни изобилия цветов. Вся цветовая палитра слилась в какие-то  однотипные сероватые тона. Гаркарен перевел взгляд на сверкающие глаза сквозь кустарник.
- Послушай, два раза я не предлагаю.
Мужчина поднял губы, показывая нарочито удлиненные клыки.

+1

5

То, что было просто создано для того, чтобы выживать и комфортно охотиться в жаркой пустыне, в этих краях только мешало и добавляло лишних проблем. Яркая шкурка была видна невооруженным взглядом в зелени травы. Не заметить такую было крайне сложной задачей, хоть Софи и прижалась к земле так, как только могла. Да еще и эти кисточки...
Желудок предательски сжимался и урчал. Нужно было шустрее думать. Хотя, выбор был очевиден. Нужно пользоваться тем, что предлагают. И когда предлагают.
Прежде чем выйти из своего мнимого укрытия, рысь не без ехидства отметила про себя, что звериная ипостась старика такая же яркая и неприспособленная для этих мест, как и ее. Хотя, в темноте, наверное, было удобно. Кажется, она видела таких ооочень давно. Или только слышала о них от отца? Сейчас это было не важно.
Фейлит, что это был за болтун. Другой бы просто кинулся или скомандовал, чтобы непрошеный гость выходил (или сваливал в далеком и всем известном направлении), а этот что-то медленно и размеренно тянет. Ох уж эти дряхлые старцы. Софи казалось, что это немного странное поведение, но её образ мышления был продиктован тем, что рассуждала она с высоты своего "гигантского" шестнадцатилетнего опыта.
Хитрая и наглая морда высунулась из травы и кошка посмотрела на нагваля огромными (занимающими добрую треть морды) зелеными глазищами, которые были полны интереса. Так дети смотрят на подарок, который родители упаковали в цветную бумагу и спрятали на шкаф. Так, чтобы его было видно, но невозможно достать. Да, подарок. Желудок недовольно взвизгнул и скрутился в узел. Запах крови приятно щекотал ноздри.
Кошка прыгнула в одну сторону, в другую, обошла нагваля по кругу и принюхалась. Движения были резкие, рваные, словно она была готова сорваться в любой момент отскочить и дать деру, если настроение незнакомца изменится. Ох, Вил опять все самое интересное пропускает! Вечно он дрыхнет, когда что-то происходит! Что уж теперь, она сама его не разбудила, когда уходила.
"Старая черная кошка! Здесь стоит старая и черная кошка, Вил! И здесь есть еда!"
К счастью, Вил не умел читать мысли. Особенно на расстоянии. Это спасло его от психологической травмы. Сомнительно, что он бы захотел знать всё, что девушка о нем и об окружающих думала. Да и других нагвалей он не особо любил. И они его. Вечная беда всех полукровок.

+1

6

"Еще совсем ребенок", подумал мужчина, отходя в сторону и предоставляя возможность ей впиться зубами в мягкую и свежую плоть. Видимо, уж очень давно она не ела нормально. Интересно, каким ветром ее занесло сюда одну? Или она не одна? Задумавшись, Гаркарен принюхался носом, выискивая новые запахи. Осекшись, он осознал, что вряд в человеческом лике эти фокусы не работают, а превращаться ради подобного ему было откровенно лень.
Может ее родители погибли из-за акшаров, а она теперь брошена на произвол судьбы, крутиться и выживать как только может?
Но, это не его заботы. Две личности в тот момент боролись в нагвале. Мудрый старейшина и жестокий наемник. И один, и второй гнули свою линию, явно не желая уступать место под солнцем.
Листва тихонько шуршала, поигрывая вместе с ветром. Эти два вечных ребенка. Они могут заставить тебя надолго задуматься и уснуть, сидя под деревом, напевая тебе свою шелестящую песенку. Она монотонна и однообразна, но всегда действует должным образом.
Мужчина поднял взор к небу, слегка щурясь из-за ласковых лучей солнца. До заката еще достаточно времени. Спешить все-равно некуда. Его глаза медленно спускались по кронам деревьев и в конце концов зацепились за рысий силуэт.
- Откуда ты, дитя?

+1

7

Мелкая рысь, собственно, приглашения и не ждала, что не удивительно. Будешь голоден, сразу забудешь о таких банальных вещах. Вежливость, пф! Как только поняла, что никто её не собирается обижать (пока что), молнией метнулась к туше и крепко вцепилась в мясо зубами.
Она уже было решила оторвать приличный кусок и затащить его на дерево, но тут услышала, что старик снова решил поговорить и громко фыркнула от раздражения. Не хватало ещё прерывать приём пищи из-за светской беседы.
"Говорливый какой. Прямо не кошка, а птица какая-то..."
Пришлось остановиться и приоткрыть пасть, чтобы ответить что-то, желательно, чтобы еще и что-то вразумительное. Мгновенно пришло осознание, словно вспышка, что для этого было бы совсем неплохо перекинуться в человека. Послышалось очередное гневное фырчание, потому что желания жевать сырое мясо в двуногом облике не было совсем. Как и тратить время на разведение костра и приготовление еды. Где-то на дне сознания маячила мысль, что совсем недалеко дрыхнет голодный Вил и неплохо было бы оставить немного ему. Но ведь не она здесь распоряжается, это не её добыча. Оторвет кусок и помчится к Ханту? Смысл? Только хвост приведет.
"Хвост..."
Софи нервно про себя хихикнула и прожевала очередной кусок. Вил был достаточно взрослым, чтобы добывать себе еду самостоятельно. Сам же выпендривался совсем недавно, смеялся и сомневался в том, что она что-то смысли в охоте. Вот пусть и голодает, раз такой умный. Хотя, грубо говоря, к её теперешней еде её охотничьи навыки не имели никакого отношения. Она бы выбрала себе жертву помельче.
Взгляда от старика девушка не отрывала, мало ли что. Однако, отвечать на его вопросы она тоже не спешила, решила хоть чуть-чуть утолить голод, а уж потом можно и поговорить, наверное. По части общения Софи была не сильна. Избалована, язвительна и вообще, короче, полный набор не самых приятных при коммуникации качеств. Могла, конечно, побыть милой и доброжелательной, но недолго. Хотя, с её постоянными перепадами настроения, мало ли что.
"Сам ты дитя!"
Пришлось всё-таки вернуть более привычный для общения облик. Девушка вздохнула и вытерла лицо рукавом платья. Естественно, тот тут же окрасился в красный цвет, который не оставлял место фантазиям о том, откуда это пятно.
- Из Каргвеллии.
Более точное местоположение своей родни она решила не выдавать. То, что незнакомец является нагвалем, да ещё и накормил её, еще не значит, что нужно тут же ему все выкладывать о себе, своей родне, своём племени и обо всех своих проблемах.
- Разве по окрасу было незаметно?
Риторический вопрос. Даже слепой бы догадался по её внешнему виду о том, откуда она. Хотя бы примерно. Это если исключать из её родословной всякие неожиданности.

+1


Вы здесь » РЕНЕГАТЫ » Предисловие » Отцы и дети