РЕНЕГАТЫ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РЕНЕГАТЫ » Предисловие » Закон и совесть или законы совести?


Закон и совесть или законы совести?

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Закон и совесть или законы совести?
Айнборнская лечебница, 11 апреля 843
Лилиан Сантар и Родрик Харлан
http://funkyimg.com/i/27jbx.png
Что правда, сердце или разум, буква закона книжная или моральная? Виновен ли голодающий, что украл хлеб? Виновен ли ты, что укрыл голодающего? Виновен ли офицер, что чтит долг, или долг виноват в голоде других? Непростые вопросы всегда важны, когда ты молод, когда ты выбираешь свой путь. Лили Сантар выбрала путь совести и укрыла беглого нищего, который, со своими друзьями, ограбил пекарню на 13 булок хлеба. Родерик Харлан выбрал путь закона, потому что в беззаконье нет правды и чести, и разыскивает преступника по всему Айнборну. Они встретятся в лечебнице, каждый отстаивая свою правду.

0

2

внешний вид

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/aa/b4/97/aab497dff2df49942b502021678a41a8.jpg

Тук-тук-тук, чьё сердце бьётся как в клетке птица? Тук-тук-тук, чей кулак в латной перчатке стучит в дверь? Скрой румянец на груди под повязкой, Лили, скрой, и вздохни глубоко пару раз. Тук-тук, из погребка с травами наверх…
Гость на пороге.
Она не смогла отказать Филу. Старый ветеран с рассечённой губой и наполовину беззубый, он был слишком стар для хорошей работы, а плохую не мог вынести физически, возвращаясь к Лили дважды в месяц с переломанной рукой. Им было тяжко, очень тяжко! Могла ли она винить его в тех трёх буханках хлеба, что он сминал под мышкой в тряпице? Лилиан считала, что не имела права винить никого, но делать то, что считает нужным… Это было в её власти.
- Иду-иду! - максимально бодро отозвалась целительница, подходя к тяжёлым дубовым дверям лечебницы, над которыми всё видела и всё наблюдала Фейлит. Девушка приоткрыла окошечеко двери, всматриваясь в ночных гостей. Среди ночи никто не приходит за добрыми вестями и с ними же. Мужчина в латных доспехах стоял у лечебницы, и был ли кто за его плечами, Лилиан разглядеть не сумела.
-Кем вы будете, сударь? Почему среди ночи у лечебницы? - с мягким недоумением спросила девушка, не спеша пускать мужчину внутрь.
Так-так, успокаивается сердце, нервничать нельзя. Это как нервничать при отце, который пристально и строго смотрит на тебя за столом. будто видит все твои неосторожные шаги.

+1

3

Внешний вид

На мужчину одет дублет, металлический нагрудник, штаны из тонкой шерсти, шлем. На ногах высокие сапоги, на руках – кожаные перчатки. На плечах закреплен плащ офицера Республиканской армии. На поясе в ножнах покоиться полуторный меч.

- Паршивая ночка. – Сказал Эд сразу после того, как за ними захлопнулась дверь. Это было, по меньшей мере, десятый дом, который они осматривали на этой улице, и их поиск вновь не увенчался успехом.
- Не то слово. – Произнес Родрик, обращаясь скорее не к напарнику, а в пустоту улицы.
Изначально их было больше. Группа ночных стражей, что искали вора в этой части города, состояла из четырех человек. Но время шло, зона поиска увеличивалась, и чтобы расширить ареол поисков, ночной патруль разделились по двое. Это внушало надежду на ускорение поисков. Слабую, но хоть какую-то.
С Эдом Харлан был знаком уже давно. Года три как минимум. Сейчас он был ниже его в звании, и находился в подчинении у Родрика, но, несмотря на это, Эд позволял себе некоторые фамильярности, когда они находились наедине. Эд был примерно одного возраста с Харланом, но выглядел моложе, имел высокий рост и некрупное телосложение, за что этого мужчину ещё с самого начала его службы, сначала за глаза, а потом и открыто, стали назвать Палкой.
Резкий порыв ветра взметнул плащи на плечах военных, продолжавших свой путь по улице, где кроме их двоих больше никого не было, по крайней мере, на первый взгляд. Эд нетерпеливо фыркнул.
- Чем скорее найдем этого прохвоста, тем лучше. Я уже представляю, как нас по возвращению ждет очаг и добрая кружка эля.
- Если найдем. – Поправил его Харлан.
За время своих поисков они успели нарушить мирный сон граждан, посетив несколько домов, спугнуть стайку крыс и бродяг, когда обшаривали переулки, а также прервать веселье и музыку в таверне «Черный Бык». Впрочем, музыкант там играл настолько плохо, что Харлан считал последнее скорее добрым делом. Но после всех их изысканий они приблизились к преступнику от силы на шаг. Не смотря на запоминающуюся внешность вора, среди опрошенных нашелся всего один, который виде похожего мужчину, идущего в ту же сторону, в которую теперь двигались военные. Впрочем, это было не удивительно, учитывая текущее время суток. Казалось, что преступник просто растворились в городе, и ночь закрыла их от пристальных глаз закона.
Сверху моросил дождь. Мелкий и противный, он иногда усиливался, но ненадолго, так что вреда от него было мало. Плащи на плечах у военных лишь чуть увлажнились и не прибавили в весе, как это бывает при проливных ливнях. Однако эти обстоятельства не умоляли того, что одно наличие этого дождика уж явно не добавляло хорошего настроения, которое и так было не из лучших.
В поле зрения появилась Айнбонрская лечебница. Небольшой островок надежды для страждущих и больных. Родрик окинул здание хмурым взглядом. Он очень надеялся, что им удастся обнаружить преступника раньше, чем дойдут до сюда, но, видимо, его желанию было сбыться не суждено. И дело было не только в том, что мужчине хотелось поскорее сдать вора и спокойно завершить свое дежурство. Осмотр лечебницы требовал деликатности, а это явно не было коньком Харлана. Желая хоть немного отсрочить неизбежное, Родрик жестом отдал Эду приказ осмотреть лечебницу снаружи по периметру, подняв верх указательный палец и описав им в воздухе невидимую окружность. Тот в ответ кивнул, и они обогнули здание с разных сторон, двигаясь друг другу навстречу, и очень скоро соединились на противоположной стороне, не обнаружив ничего подозрительного. Неизбежное наступило. Вернувшись к двери, Эд встал чуть позади, пропуская офицера вперед себя. Родрик с силой постучал по двери три раза тыльной стороной кулака. Реакция не заставила себя долго ждать. Практически сразу из-за двери послышался женский голос, а потом открылось маленькое окошко, в котором, при нынешнем освещении, офицеру удалось разглядеть лишь  смутные очертания лица лекаря.
- Ночи, сударыня.- Поздоровался офицер, и тут же, продолжил, не дав девушке вставить и слова. - Республиканская армия. Есть подозрение, что у вас скрывается преступник. Нам нужно осмотреть помещения.
Родрик произнес эти слова четко и быстро. За сегодня он уже столько раз повторил эту фразу, что Харлан  казалось, что он будет произносить их по привычке сразу после приветствия минимум дня три.  Голос Родрика звучал громко, но в нем не было пресловутых стальных ноток. Он знал, что им откроют. Практически наверняка откроют. Иначе сюда могут придти гораздо больше военных, и они уже вряд ли будут стучаться.

Отредактировано Родрик Харлан (2016-05-25 00:39:36)

+1

4

Тук-тук-тук слова, что дерево о щит дверей стучат-стучат. Лили ждала гостей, хоть и не выглядела ожидающей. Можно ли теперь оттянуть момент? И сколько их там? Ночь поглощала лица.
- Преступник? Среди кого: хромых да ползающих с койки? - смеялся голос девушки, она не сразу вняла требованию, хоть и не противилась уж явно. Но приоткрыв немного дверь, целитель не спешила пускать во-внутрь: свеча озарила лица мужчин, выхваченные из ночной темноты, как гримасы. Их было двое - уже легче. Нет, ни ей, девице, что говорившему едва достаёт до плеча. Пожелай мужчины применить силу, Лили хватит и толчка. Но на мешках у кладовой спало пара малограмотных мужчин, что за скромную монетку таскали тяжести и помогали стряпчим на кухне. - Я тут дежурю с вечера, судари, - учтиво и мягко говорила девушка, - И ко мне никто не вламывался, кроме старого кота и пары воробьёв. Или по последним теперь стреляют с лука? - Ирония была хоть мягкой, но упрекающей, как и положено ей быть. Помни, что ты сейчас хозяйка тут, Лили, тебе сейчас растревожили и оторвали от дежурства. Девушка сделала неуверенный шаг назад, смотря на гостей с сомнением, как и смотрят на людей незваных среди ночи. - У нас тут есть сильно больные жёлтой лихорадкой старики, я не могу мешать вам заболеть, но и лечить не буду, так и знайте, вы чуть не разбудили шумом мальчишку с оторванной на скотобойне рукой. 

+1

5

Девушка постаралась ответить с юмором. Родрик постарался ответить на это улыбкой, но вышло не очень. Не в том настроении он был. Губы растянулись в неестественной ухмылке, которая выражала скорее грусть, да и выглядела, наверняка, жутковато. Харлан тут же постарался убрать её со своего лица. Благо сделать это было не трудно.
«Ладно, просто закончим с этим и все».
Пусть девушка и пыталась всячески иронизировать и немного упрекнуть военных, но это возымело малый эффект. Как минимум одному из них сейчас ох как не хотелось переступать порог этого места.  Факт наличия возможности не делал это место боле привлекательным. Существовала, конечно, некоторая вероятность, что преступника здесь не окажется, и он найдется, если они пройдут чуть поодаль. Родрик также не исключал возможности, что разыскиваемый ими человек прямо сейчас стремительно удаляется от них, пока они теряют здесь драгоценное время. Но вдруг нет? В конце концов, лечебница выглядела хорошим местом, чтобы спрятаться. Такое здание их небольшой поисковый отряд пропустить просто не мог. К тому же, если станет известно, что группа под его началом искала вора спустя рукава, это явно скажется на положении Родрика положительно. А на такой риск Харлану идти не хотелось. Служба есть служба.
Родрик оглядел девушку, что открыла им дверь и которую они так грубо оторвали от её дел. На вид она была довольно мила. Небольшого роста, хрупка на вид, но остра на язык. Последнее обстоятельство даже радовало. Окажись она чопорной дамой, и мужчина бы чувствовал себя раза в два неуютней.
- Не беспокойтесь, мы постараемся провести осмотр побыстрее.
Родрик переступил порог лечебницы. В нос тут же ударил характерный для таких мест запах лекарственных трав, болезней и смерти. За свою жизнь Родрик побывал у лекарей не раз и не два, однако в Айнбонрской лечебнице Харлану попадать не приходилось. В обыденной жизни он бы не сказал, что огорчен этим фактом, но сейчас знание планировки этого здания точно не повредили бы. По крайней мере, это ускорило бы процесс. Впрочем, пусть они и не знали, зато девушка точно должна быть в курсе этого, и, судя по тону и речам, вряд ли лишние минуты пребывания военных в лечебнице будет в её интересах.
Оглянувшись назад, Родрик жестом показал Эду на дверь. Пусть пока охраняет проход, вдруг преступник решит воспользоваться моментом и ускользнуть из их рук. Сделав это, Харлан вновь повернулся к девушке. Он старался говорить помягче, подбирая слова, но сомневался, что его хватит надолго.
- А, если у вас сейчас нет важных дел, и вы можете меня сопроводить, то, возможно, управимся и ещё быстрее.

+1

6

Улыбнулись ей той улыбкой, с которой на тот свет отправить обещают, и Лили подумала всерьёз, а не заголосить ли ей, перебудив пациентов? Суматоха поднимется…
- Не беспокойтесь, мы постараемся провести осмотр побыстрее.
“И как можно менее тщательнее”, - с панической надеждой думала Лилиан, пока мина её выражала вынужденную необходимость. Мысли так и возвращались к тому, что если военные найдут старика-ветерана, то она непременно вынуждена будет дать отпор, и наверняка ничего и не сможет им сделать. Двое крепких мужчин, плечи говорившего шире её раза в два, вооружены, как только с казармы, да и толку с того, что устали? не больше же, чем она за день в лечебнице.
- А, если у вас сейчас нет важных дел, и вы можете меня сопроводить, то, возможно, управимся и ещё быстрее.
“Это может быть шансом”, - пролетела ласточка-мысль, и Лилиан с улыбкой вздохнула, будто ожидала этого и не особо желала, но указала рукой на дверь общих палат.
- Ну чтож, пойдёмте.
Они проследовали в залу, где пожелтевшими простынями отгораживались долгие ряды с больными людьми. Какие-то койки были пусты, и это радовало бы Лили, если бы не было результатом некоторого сокращения финансирования со стороны айнборнских властей. “Они только и делают, что стреляют пушкой по воробьям, да посылают стражей за ветеранами”, - неодобрительно думала Лили, спокойно следуя вдоль рядов, и Аккуратно отодвигая шторки.
- Вы можете нагибаться и смотреть под койками (может найдёте, где окатилась Мередит, наша кошка), если вам станет плохо, у меня здесь есть успокоительные капли для сердца, - говорила Лили очень тихо, на полутоне, но даже в этом мурчании звучала беззлобная ирония. Юмор всегда был странным инструментом в руках людей. Он давал уверенность, или изображал её, хотя оставался просто словами. Ни мечом и не кулаками, которыми обладал пришедший мужчина. Он был достаточно чист, молод и на удивление белозуб для солдата. Один только шрамик затесался н шубе и подбородке. - Ваш шрам он у вас откуда?
Лилиан. изображая добросовестную горожанку, открывала шторку за шторкой, и где-то лежали старики, а где-то покалеченные мужчины, где-то женщины с копной неухоженных волос, а где-то дети. Все спали, будто дразня своим сном солдата, и никто из них не был похож на вора хлеба.

+1

7

- Ну чтож, пойдёмте.
Родрик последовал за девушкой, старался двигаться как можно тише. Но это является довольно трудной задачей, когда на тебе надето столько железа. Перед тем, как зайти в комнату, где располагались общие палаты, он в последний раз оглянулся через плечо на входную дверь. Эд разложился рядом с ней, откинувшись на стену и сложив руки на груди. Он выглядел расслабленным, но глаза Палки бегали из стороны в сторону, что выдавало её волнение и сосредоточенность. Встретившись глазами с Харланом, он чуть заметно кивнул. Офицер ответил ему тем же и, вновь повернувшись вперед, переступил через порог комнаты.
Во время осмотра девушка не отказывала себе в возможности проявить остроумие. При этом её ирония звучала на удивление беззлобно. Родрику казалось, что каждому лекарю хоть немного, но присущ черный юмор. Не удивительно, учитывая, сколько ужасов и смертей им приходится видеть во время работы.
- Скажу, если увижу что-то похожее на неё.- Сказал Харлан полушепотом, так, чтобы девушка его услышала, после чего тут же наклонился и заглянул под кровать. Там было пусто, но проверить стоило.
- Ваш шрам он у вас откуда?
- Получил во время тренировки. – Голос Родрика в этот момент прозвучал немного безучастно. Он был полностью сосредоточен на поисках, и ответил скорее на автомате. Однако последующее пояснение прозвучало гораздо более живо и осознано.  – Позволил себе проявить невнимательность и неуклюжесть.
На деле в появлении у мужчины этого шрама были виноваты не только эти два фактора. К этому были причастны ещё, как минимум, горячность и острый язык. Их ссора с новобранцем по прозвищу Рыбак (имени Харлан уже вспомнить не мог, сколько бы ни старался)  началась ещё вечером предыдущего дня, и к утру лишь разгорелась с новой силой. Слово за слово, удар за ударом и тренировка превратилась в яростное сражение, пусть и немного неумелое и на затупленных мечах. Честно говоря, Родрик даже был удивлен, что у него остался шрам только на губе. К тому моменту, когда их разняли, Харлану было уже тяжело стоять на ногах. Впрочем, его оппоненту было не лучше.
В общих палатах царила гнетущая атмосфера. Осматривая ряд за рядом, Родрик шел чуть позади девушки, иногда останавливаясь, чтобы заглянуть за шторку или всмотреться в темный угол. Но большее внимание военный уделял лицам больных. Бинты – хороший способ спрятать вора. Однако сколько бы Харлан не смотрел на эти бледные лица, коим даже сон не даровал выражение безмятежности, он никак не мог обнаружит того, кто был бы хотя бы отдаленно похожим на описание вора хлеба.
- Не забудьте открыть шкафы для осмотра.- Произнес военный, и практически тут же добавил. – Пожалуйста.
Слова, произнесенные шепотом, было прекрасно слышно в помещении. Родрик даже был поражен такой тишиной, царившей в помещении. Никаких криков страждущих или даже стонов.
- У вас каждую ночь так тихо?

+1

8

Мужчина был так сдержан, будто броня была не на его теле, а на его словах. Это хорошие качества для воина, для стражника, куда лучше праздной болтовни или пристрастию к бутылке, но сейчас они мешали отвлечь его, увести разговором внимательность и бдительность, щепетильность и въедлиовсть.
- Не забудьте открыть шкафы для осмотра. Пожалуйста.
Мысленно Лили даже захотелось выругаться. И почему такие исполнительные люди должны стоять на противоположной стороне баррикад от неё?
- Конечно. Только я вас очень прошу не трогать зелья. Я надеюсь, вы понимаете ,что человек не спрячется на маленькой полке за рядом бутылочек.
- У вас каждую ночь так тихо.
- Когда как, - неопределённо ответила Лилиан. Их разговоры всё не завязывались, а прошли они уже половину палат. Он был подтянут, собран, исполнителен. Как-будто вышколенный графский пёс. Хорошие качества… но почему у противника?
- А что украл этот человек? И как он выглядел? - новая попытка завязать праздный разговор, она опять не принесла должного результата. Тишина, ряды коек, они прошли две трети...
Лили надо было отвлечь стражей, сбить мысли и выиграть время. Потому сделка с совестью прошла успешно, хоть и тяжелее, чем в детстве, когда она всего-лишь нарушала простые родительские запреты. Пока воин осматривал очередной закуток, Лилиан незаметно, но ощутимо сжала только залеченную от гангрены культию одного больного. Палаты огласил сонный вскрик и мужчина заметался в постели, а Лилиан, чувствуя себя весьма виноватой из-за этой уловки, засуетилась над ним.
- Твари Хатияра! - ревел мужчина, невнятным спросонья голосом, - они преследуют меня!
Он сонно и неумело замолотил руками в воздухе, а Лилиан суетливо попыталась их поймать.
- Тише, Родерик, тише, здесь нет никаких тварей, - взволнованным полушопотом проговорила девушка. -здесь нет никаких тварей. О, буть потише, я прошу… - но лихорадочный бред мужчины разбудил некоторых людей с соседних коек. Через шторку раздался детский плачь. где-то запречетал старик, и Лилиан осмотрела потревоженную больницу потерянным взглядом, будто бы ни она учинила это, будто бы и не специально. А названный Родериком мужчина стал махать руками и буянить в лёгкой лихорадке.
- Ох, вы прямо накаркали, - с лёгкими нотками отчаяния проговорила девушка. - Подержите его, будьте добры, я за снотворным.

+1

9

В ответ на просьбу девушки не трогать зелья при осмотре шкафов, Родрик кивнул и добавил:
- Конечно.
Харлан даже было трудно представить, какой штраф и выговор его ждет, если он тут разобьет хоть что-то, что представляет собой маломальскую ценность. Нет, мужчину больше интересовали платяные шкафы, где персонал мог хранить одежду и другие необходимые вещи, сделанные из ткани. Была возможность, конечно, что вора могли спрятать в одном из нижних ящиков, но Родрик в этом сомневался. Слишком уж стар был по описанию преступник для этого.  Хотя на что не пойдешь, когда тебе грозит опасность.
Девушка попыталась ещё раз завязать разговор, но Родрик был слишком сосредоточен на окружении, чтобы хотя бы понять это. Палаты шли одна за другой. Харлан не особо заострял внимание на том, сколько они прошли, но даже если бы в начале пути он взялся считать, то сейчас наверняка бы сбился со счета.
- Он разыскивается за кражу хлеба. Старик, рассеченная губа, практически беззубый.
Все строго и сухо, будто рассказано по бумажке о розыске, что иногда развешивают на улицах. Эту фразу Харлан тоже повторил сегодня уже не раз и не два. Чаще этим вечером ему доводилось говорить только слова приветствия.
Неожиданно военному боковым зрением показалось, что одна из старых занавесок колыхнулась. Родрик замедлил шаг и повернул голову в сторону предполагаемого движения. Нет, не показалось. Едва заметно, но штора колыхнулась ещё раз. Это было подозрительно.
- Погодите.
Сказал он девушке, и тут же направился к не внушающему доверия закутку. Военный шел неспешным шагом, но можно было заметить, что его походка стала более пружинистой. Он был готов броситься в погоню в любой момент, стоило лишь кому-нибудь выскочить из темноты. Харлан заглянул за тряпичную завесу. Там никого не было. Родрик шумно выдохнул. Наверное, это был ветер, что добрался до сюда из какой-нибудь приоткрытой форточки. А может и упоминавшаяся ранее девушкой кошка, почем ему знать. Одно военный  мог сказать точно – здесь было слишком мало место, чтобы отсюда мог быстро скрыться человек, или для того, чтобы прячущегося можно было не заметить. Очередная нить, ведущая никуда. Но стоило, мужчине сделать пару шагов назад от предполагаемой как произошло непредвиденное. От неожиданно прорезавшего тишину палаты крика, Харлан вздрогнул. Вот уж действительно сглазил.
- Тише, Родерик, тише, здесь нет никаких тварей. – Забеспокоилась над больным девушка-лекарь. Прибывая ещё немного в состоянии неопределенности, Харлану на какое-то мгновение показалось, что лекарь обращается к нему. В голове пронеслось: «Какие монстры?» Но разгадка была проще. Тот несчастный с гангреной культей был его тезкой. Действительно, мало ли Родриков в мире?
- Да, конечно.
По цепной реакции, будто откликаясь на , вся больница погрузилась в сплетение криков, стонов и плача. Харлан подбежал к постели, ибо, видят боги, пытаться сохранить тишину сейчас было уже бесполезно, дабы скорее подоспеть на помощь. Может в обыске он знал некоторые детали лучше сопровождающей девушки, но сейчас настал её час. У мужчины не вызвало сомнения о том, что она знает, что делать в такой ситуации. В А Айнборнскую лечебницу абы кого не берут, а если и берут, то точно не оставляют в одиночестве на ночное дежурство.
Родрик постарался прижать своего тезку к кровати не слишком сильно, но это было сделать не так-то просто. Он вырывался, так что Харлану волей неволей пришлось усилить нажим на плечи больного, чтобы заставить того остаться в постели. Интересно, о чем подумал Эд, услышав весь этот шум?

+1

10

Если она его не отвлечёт, то вымотает точно. И себя заодно. Как только стражник "зафиксировал" положение больного, Лилиан ласточкой подлетела к шкафу со снадобьями, распахивая его и быстро пробегаясь в поисках анестетика. Как хорошо, когда волнение вокруг задаёт ноту, на него можно списать колотящееся в приступах агонизирующей совести сердце и порывистость действий.
- Госпожа Сантар, госпожа, - тут же плаксиво раздалось сбоку, с другой койки, где женщина восстанавливалась после случайного выкидыша.
- Сейчас-сейчас... я скоро! - наверное это была грубая идея, но зато пока стражник занят усмирением больных, он не занят поисками.
- Так, держите... как мне вас называть? Держите, я обработаю рану и залечу кровотечение, это поможет ему уснуть, - суетливо обратилась она к их ночному гостю, быстро и ловко раскупоривая склянки с зельем. В палатах запахло чем-то резким до чиха, так что даже больной под мужчиной перестал агрессивно елозить под этот странный амбре. - Вот так...
Пальцы суетливо разматывали бинт на культии, немного закровившей от нажима. Лили опять стало стыдно. Никто из разбуженных, стенающих, ворчащих и мечущихся сейчас не был виновным. Мало кто в жизни поднимал руку на другого, или грешил праздным бездельем. Для многих не находилось работы, места, пристанища, такого же удачного положения, как было у Сантар-младшей. И сейчас в их полночной бессоннице был виноват только беззубый старый ветеран, укравший несколько краюх хлебы. В Кэниере многие предпочли сдать его сторожевым псам. Но ведь пока ты заботишься о ближнем, ты можешь быть уверен, что кто-то позаботится о тебе. Кто-то должен напоминать людям, что они не звери над последней костью в пустыне, и что надо держаться друг за друга. Даже если они этого напоминания не понимают.
Мокрый от зелья тампон коснулся раны и онемение покалывало в открытой ране, заставляя дышать глубоко и умерить голос. Глубоко и медленно, как бык перед волком... Больной смотрел, даже таращился прямо в глаза стражника над ним, вглядывался вроде бессмысленно, но как-то пронзительно и ненавидяще. Лилиан зашептала над культией и мягкая волна магии обняла её, как обнимает мать дитя. Родерик-больной стал дышать спокойнее. Огонёк мнимой ненависти вспыхнул последней искрой на полене и затих, как и сам мужчина, вроде бы только проснувшийся в гомонящем госпитале.
- Я вынуждена вас разочаровать, но мы не продолжим осмотр, пока я все не успокою, - Лили оправила под повязку упрямую каштановую прядь. - Некоторые помещения закрыты и там есть инструменты и дорогие вещи, которые вы не можете осматривать без моего присутствия. А бросить гомонящие палаты я не могу. Давайте так, я дам вам простого снотворного, объясню как им поить и вы пройдётесь со мной параллельно по рядам, давая больным?

+1

11

Больной рвался из койки с невероятной силой, заставляя военного прикладывать для его удержания большие усилия. Родрик даже удивился, как у только что проснувшегося и страдающего человека может быть столько энергии. Воистину, боль порой придает человеку огромную силу. К счастью, девушка вернулась быстро. Похоже, ей уже приходилось бывать в таких ситуациях, и на такие случаи все уже было приготовлено.
- Зовите меня просто Родрик. – Ответил мужчина на вопрос лекаря просто и честно.
Харлан также хотел было спросить имя его проводницы, но прикусил язык, не успев произнести фразу. Сейчас, пожалуй, был не самый лучший момент для подобных вопросов.
От распространившегося по помещению запаха Родрик поморщился. Резкий и непривычный, его бы можно было ещё вытерпеть, если бы не к нему не примешался запах гноя, к которому если и можно привыкнуть, то очень трудно. Руки девушки работали с раной быстро и умело. Но военный мало обратил внимание на манипуляции лекаря с культей. Его внимание практически целиком захватили глаза больного. Это был один из тех взглядов, когда требуется приложить усилия, чтобы не отвернуться. Харлан понимал, что вряд ли эта ненависть направлен конкретно на него, но эмоции больного были настолько сильны, что оставаться спокойным и равнодушным не представлялось возможным. Поэтому, когда девушка применила для лечения магию, это даровало облегчение не только больному. Тот постепенно расслабился, и Родрик смог без опаски отпустить его, больше не прижимая к кровати.
Предложение девушки, что она высказала сразу после того, как они закончили с первым больным, было вполне разумным. Родрик быстро обвел взглядом палаты. Да, проводить осмотр в подобных условиях не представлялось возможным, даже если бы у Харлана и лекаря были бы каменные сердца и крики страждущих не вызывали бы у них никаких эмоций. Но все же было нечто, что сеяло сомнение в душу мужчины. Ему не хотелось отпускать далеко от себя девушку. В принципе, в таком шумном и волнительном месте, в которое превратилась лечебница, теперь могло произойти что угодно, и это легко могло улизнуть от внимания и без того уставших военных. Но нельзя же было оставлять все как есть. Оставалось надеяться, что Эд не поддастся любопытству и не пойдет проверять, что произошло. В таком случае это поставит крест на их замысле. Хотя какая сейчас уже разница? Их план зайти, без лишних разговоров все осмотреть и тут же уйти, теперь можно было назвать с треском провалившимся.
- Хорошо. – Согласился, наконец, Родрик после непродолжительных размышлений. - Но только если Вы всегда будете в поле моего зрения, мисс…
Харлан специально оставил фразу незавершенной, с нарастающей интонацией. Коль у них есть небольшая пауза среди царившего хаоса, с которым, судя по всему, быстро управиться не получится, Родрик решил воспользоваться моментом, чтобы узнать имя девушки. Тот факт, что она знает его, а обратное утверждение неверно, немного коробили военного. Мелочь, а неуютно.

+1

12

- Тоже Родерик? - негромко переспросила девушка, удивлённая совпадением. - Будем наедятся, имя не обозначает судьбу, как говорят некоторые шаманы…
И она невесело глянула на культуию больного. Давайте смотреть позитивнее, к ночи у неё восстановилось больше сил и она смогла полностью остановить Родерику-раненному кровотечение… Родерик-раненный, Родерик-сухой… Или навязчивый? Родерик-пёс? Что за странные мысли лезут в голову!
Лезли они сумбурно, наверное чтобы что-то подсознательное, автоматическое решало, что сейчас делать с тем самым хаосом, образовавшимся в госпитале её же стараниями. Но прерваны эти рассуждения были замечанием мужчины. Оно не понравилось девушке своей прямолинейностью.
Лилиан нахмурилась, понимая, что сейчас самое время показать стержень Сантаров, который не гнулся под давлениями.
- Вы уже хотите предъявить мне претензии или обвинения, чтобы брать под конвой? Рано вы начали с учётом ночного беспокойства с вашей стороны, - с нравоучительным осуждением проговорила девушка, стараясь держаться максимально достойно. Выдержав эту паузу, чтобы… наверное чтобы казаться более убедительной, Лили смягчила тон. - Меня зовут Лилиан Сантар. Следуйте за мной.
Девушка дошла до того самого шкафа с медикаментами, который стоял в конце палат у прохода в уголок дежурной сестры, и далее в коридор заднего двора, к которому примыкали кухня, кладовые и небольшой прогулочный дворик закрытого типа. Много рассмотреть стражник не успел, девушка дала ему снотворное. Саму Лили удивило, что на шум не прибежали мужики, спящие на кухне. Ей было бы гораздо спокойнее, если бы рядом были мужи, которые на её стороне, особенно когда рядом тот, кто ходит за ней конвоиром.
- Даёте по пять капель на вот такую ложечку. Детям по три.
Они начали свой путь вдоль рядов параллельно друг другу, через койку друг от друга и в слабом суммарном свете свечи и луны на Родерика таращились глаза. Болезненные, напуганные, усталые, злые… практически все изнеможённые, но местами одутловатые от болезней и плохой еды.
- Не буду я это пить, не буду! - болезненно и истерично замахала руками очередная женщина на пути стража. Патлатая, темноглазая и темноволосая. Заметив намечающуюся сцену Лилиан подскочила к ней, присев на краешек кровати и поймав одну из рук, что яростно отмахивались от Родерика.
- Флорес. Флорес дорогая, это всего лишь снотворное, оно поможет уснуть, чтобы боли не беспокоили. Ну же, Флорес, - ворковала лекарь, но женщина по-звериному подняла верхнюю губу, грязно ругаясь.
- От этих шавок государственных ничего брать нельзя, ничего! Отравители, отравители! Душители! - орала женщина, грязная и пахнущая чёрным потом. Лилиан закусила губу, испытывая некую неловкость за эту сцену. Родерик не был похож на “душителя” или на такого стражника, который когда-то давно изнасиловал саму Флору, но ненависть многих нищих была буквально осязаема.
- Дайте мне ложку, - расстроенно попросила Лили, забирая снотворное из рук Родерика и с неимоверными уговорами заставляя Флору выпить его. Ещё несколько коек они прошли в молчании, но когда ряд закончился и потребовалось повернуть к новому ряду девушка попыталась снова завести разговор:
- Вам не тяжело? Я имею в виду, наверное такое часто происходит в работе?

+1

13

Поначалу все шло вполне неплохо. Получив в руки ложку и пузырек с лекарством, Родрик тут же, вместе с Лилиан, начал обходить больных. Пять капель взрослым, три – детям. Повторяя просебя эту нехитрую инструкцию, Харлан шел между рядами больных, пытаясь с помощью данного ему лекарства унять их боль. В какой-то мере, эта работа даже оказалась полезна для военного. Так он смог получше вглядеться в лица больных. Особенно его интересовали те, чьи лица были замотаны или как-то прикрыты. Повязки Харлан не трогал, ему было достаточно просто наклониться. Никого даже близко похожего на разыскиваемого. Засада. Иногда Родрик все же оглядывался на Лилиан, проверяя, где она находится. Подозрений насчет девушки у него не было, скорее даже наоборот. Для потревоженного ночью и оторванного от важных дел человека она держалась достойно. Однако работа стражником приучила мужчину быть в таких делах недоверчивым. За улыбками не всегда скрывается доброжелательность.
Но хотя все начиналось мирно, даже надеяться на то, что все произошло бы гладко, было бы глупо. Подходя к очередной койке с больной, Родрик уже привычным действием налил в ложку пять капель. Но стоило ему наклониться ближе к больной, как произошло непредвиденное. Начав активно отбиваться, женщина практически выбила ложку из рук не ожидавшего такого активного сопротивления стража. Сам прибор Родрику удалось удержать в руках, но лекарство оказалось разлитым на желтые простыни.
- Не буду я это пить, не буду!
В женщину как будто кто-то вселился. Родрик уже стал думать, как бы её схватить и удержать, чтобы попытаться успокоить. К счастью, вовремя подоспела Лилиан.
- От этих шавок государственных ничего брать нельзя, ничего! Отравители, отравители! Душители!
Самое противное было то, что такие слова и отношение уже стали привычны. Привычны, и лишь ненамного менее обидными.
Военный молча передал ложку лекарю, даже в какой-то мере радуясь, что ему не придется разгребать эту ситуацию самостоятельно. Его методы наверняка были бы грубее, даже если он этого и не желал. Как только больная, наконец, приняла лекарство, продолжил обход по ряду. К счастью из следующих пациентов никто не решился повторить такой небольшой бунт. Харлан уже было направился к новому ряду, но вопрос Лилиан заставил его обернуться.
- Слишком часто. – Со вздохом произнес Родрик. - Военные не пользуются особой любовью у народа.
Последнее было ещё мягко сказано. Ненависть народа, особенно среди бедных слоев, росла просто в геометрической прогрессии, так что не заметить эту тенденцию было невозможно. Её можно было даже почувствовать, как в буквальном смысле, при разгоне бунтов, так и в переносном. Это чувствовалось и сейчас. Злые глаза, полные ненависти смотрели на Родрика с больничных коек. Если бы взглядом можно было убить, то от стража не осталось бы и кучки пепла. И единственным более-менее доброжелательным, хотя бы с виду, лицом была Лилиан. Это, вкупе с усталостью, что наваливалась на Харлана с новой силой, сыграло свою роль, и он пошел на разговор куда охотней, чем раньше.
- А вам часто приходится сталкиваться с таким поведением у больных?

+1

14

Лилиан сочувственно покачала головой. Не все являются заложниками профессий, предрассудков, есть те, кто действительно гнобит бедноту, есть даже те, кто готов просто сжечь немногих, перешагнувших порог нищеты, чтобы "очистить город". По происхождению и работе Лилиан доводилось сталкиваться со всеми возможными людьми, от богатых дам, до бедных побирушек, от офицеров до едва образованных стражей. И ей не давали покоя мысли: "Почему же люди никак не могут между собой договориться? Что сложного в этой науке?". Она была молода, она была Сантар, и мир казался одновременно простым и сложным. Ей казалось, что всё можно решить обсуждением, но, почему-то, происходило иначе. Приходилось лукавить, выкручиваться, прятать старых ветеранов и врать хорошим, по крайней мере по первому получасу знакомства, людям, чтобы они не порвали друг друга. Лилиан осмотрела ряды коек, закрытых друг от друга простынями, с задумчивым и рассеянным видом, будто пытаясь припомнить что-то. Кто-то успокоился уже сам, пока они раздавали снотворное, и сейчас госпиталь напоминал мешок с копошащимися и неспокойными мышами.
- Поначалу, когда люди видят молодую, здоровую девушку, ими овладевает горькая зависть. Когда они узнают, что я маг, к ней прибавляется удивление и недоверие. Вы понимаете, многие тут никогда не видели магии исцеления и считали её недопустимой для себя... Позже приходит благодарность. Но вот затем... затем порой просыпается жадность. Эта странная человеческая жадность из-аз того, что они хотят больше... - Лили тяжело вздохнула. - Они в этом напоминают приблудных собак. Живут одним днём и панически боятся, что завтра куска хлеба не будет, что завтра вообще не будет, что их сожгут за какую-нибудь бородавку, считая, что они могут разнести чуму. Мне жаль их, но порой с этим бывает тяжело. У нас в стране странная атмосфера... - Лили вовремя прикусила язык, чтобы не болтнуть лишнего, чего-то из разряда недовольства нынешней властью. Но чтобы фраза не повисла в воздухе, она продолжила.  - Вы помните "Винную ночь" прошлым летом? Ну когда люди стали ходить и крушить дома после того, как им выкатили винные бочки на улицы? В ту ночь Флору изнасиловали стражи, вместо того, чтобы защищать её. Я ничего не хочу сказать вам лично, - поспешно добавила Лили, - Но меня, как и многих тут,  расстраивает, что многие не живут по законам совести. Потому я всегда закрываю глаза на чужую неприязнь, у неё ведь должны быть первопричины.

+1

15

- К сожалению, для многих так и есть. Пережить один день – уже хорошо.
«И это касается не только бедняков». - «Слететь» с верхов вниз  сейчас было просто, как никогда, достаточно одного неосторожного слова. Пусть Лилиан быстро переключилась на другую тему, только упомянув о нарастающем в стране напряжении, военный уловил эту мысль. Надо было быть слепцом или глупцом, чтобы не замечать того, что происходит вокруг, особенно когда тебя иногда кидает в гущу событий. Но он поклялся защищать и служить этой стране, а, значит, приходилось быть глупым слепцом.
При упоминании «Винной ночи» Родрик едва заметно кивнул. Он был хорошо знаком с событиями того дня благодаря рассказам сослуживцев и прочим источникам информации. Сам Родрик в то время был где-то в районе Семероля. Солдатская жизнь подневольная, а в то время Харлан о повышении мог думать разве что в самых смелых мечтах. Впрочем, вряд ли сейчас что-то сильно изменилось. Не так высоко он поднялся, чтобы задирать голову.
- Негодяи встречаются везде, и армия не исключение.- Произнес Харлан, хотя у него на языке вертелись гораздо более сильные ругательства. В особенности это касалось Республиканской Армии. Как ни крути, но в ней собирались люди всех сословий, и не у всех были благородные мысли в голове. Солдаты не размышляют о вечном. Зачастую они просты, как и их желания, а оружие дает им силу и какую-то власть.
Родрик оглянулся, чтобы посмотреть на уже засыпающую Флору. Он бы солгал, если бы сказал, что полностью сочувствует ей, но жалости к этой женщине у него точно прибавилось.
- Они предали и закон, которому поклялись служить. Именно из-за таких и возникает недоверие. Надеюсь, их наказали по всей строгости.
Впрочем, последнее во многом завесило от командира. Родрик сомневался, что кто-нибудь устраивал бы разбирательства, если бы подобное происшествие вскрылось, особенно после ночи беспорядков и буйства. Но есть ещё в армии и те, кому не наплевать.
- Но, наверное, не всегда так просто удается перебороть себя, когда на вас смотрит пара злых и завистливых глаз, я прав?

+1

16

- Казнили? - удивлённо переспросила Лили, посмотрев на Родерика по-новому. Солдат так яро порицающий своих сослуживцев... хотя нет, это не такая уж и редкость. Весь мир делится на два. Вся страна рушится на два, как земля после грандиозного землетрясения. И щель всё больше и больше... и порождает пропасть. Почему всё так? Почему только насилием хотят унять насилие? - Я... не думаю, что там кого-то казнили. Я даже не уверена, что глава сотни начал разбираться, - девушка грустно улыбнулась. - Он сказал, что Флора сумасшедшая.
Девушка вздохнула и потеребила передник, не зная, уместно ли будет и дальше порицать поведение вонных, выгнанных в ту ночь усмирять людей? Наверное нет. Да и не справедливо. Её брат один защищал их дом, а ведь он тоже военный. Везде есть люди хорошие... Но почему же тогда так много несправедливости?
- Перебороть себя? - опять переспросила Лили. Она, наверное, выглядела немного рассеянной. - Я... мне слишком жаль их, понимаете. Конечно, если что-то говорят лично мне, и пытаются обвинить, я чувствую... несправедливость. Но злиться на этих людей как нимимум глупо. Мы с вами одеты, обуты, сыты, у нас здоровые зубы и есть все руки-ноги-глаза... А у них нет ничего. Какой смысл бороться с их ненавистью?

+1

17

- Казнили? Вряд ли. – По закону надо, но мало какой командир будет лишать отряд солдат, особенно тот, кто назвал пострадавшую сумасшедшей. Оставалось надеяться, что с ними провели хоть какую-то работу, однако шансы на это стремились к нулю. - Но есть множество других способов показать людям, что они поступили неправильно.
Наверное, не очень хорошо говорить так о своих сослуживцах. А, с другой стороны, почему он должен оправдывать чужие преступления только по тому, что они занимаются одним делом? Достаточно, что он прикроет их мечом на деле, а вот на словах… Впрочем, с ними тоже стоит быть осторожней. Пусть девушка и не знала фамилии Родрика, но командование обычно тщательно относилась к слухам о недовольстве среди своих подчиненных. Благо государство поощряло.
Лилиан тем временем продолжала рассуждать о нищих и обездоленных. Правильные и глубокие мысли для молодой девушки. Впрочем, в таких местах как больница взрослеют гораздо быстрее.
- Да, вы правы. Но порой так трудно помочь тем, кто не хочет, чтобы ему помогали.
Не смотря на то, что фраза была произнесена Родриком довольно пространственно, она скорее касалась произошедшей ситуации и лечебницы и лекарях в целом. Если эта мысль и относилась к армии и профессии Харлана, то только косвенно. Они служили государству, и трудно представить время, когда это понятие было бы настолько далеко от народа, как сейчас. Конечно, они до сих пор
Родрик повернул голову в сторону рядов кроватей, до которых они ещё не дошли.
- Многих осталось нам обойти?
Шума в лечебнице сильно поубавилось. Кризис миновал, и теперь часть больных «мирно» спала в больничных койках, а остальные либо копошились и извивались, будто змеи, либо тихо постанывали. Это снизило напряженность ситуации, но не умоляло количества работы. Мысли же о грядущих ближе к утру делах Харлан пока старался отогнать. Будет ли смысл продолжать поиски, если здесь никого не окажется, и они с Эдом покинут лечебницу? Времени потеряно слишком много.

Отредактировано Родрик Харлан (2016-06-27 01:25:38)

+1

18

Разговор свернулся, возможно с этим человеком он всегда был не долгим, и настаивать на его продолжении было бы подозрительно. Потому Лилиан просто выдохнула и обвела взглядом палаты.
- Давайте дадим снотворное только тем, кто ещё беспокоится. Потом я проведу вас в кабинеты и к шкафу, как вы и хотели.
Это было монотонно и даже немного рутинно: подходить к каждому ещё мечущемуся в бессонице, отмерять по пять капель и давать отпить. Люди уже не пытались заговорить или протестовать, возможно у них просто не было сил на это. Ни у кого уже не было сил этой ночью… Когда они закончили обход, Лили чувствовала внутри давящую усталость, вызванную постоянным моральным давлением. Но она смогла взять себя в руки и слабо улыбнуться Родерику:
- Пойдёмте дальше? - она открыла шкаф, туго набитый зельями, провела в маленькую каморку дежурного, где по случаю смены Лили был порядок и пахло травами, разрешила осмотреть что-то вроде ванной, где омывали больных. Оставались только служебные помещения за двором: кухни, кабинет доктора, склад и погореб с травами.
- Осмотр длиться уже больше часа, - отметила Лили, когда они вышли в залитый тусклой луной двор. Здесь было тихо и пусто. Единственное дерево в окружении поваленных столбов деревьев, что служили скамейками, и стрекот полночных цикад. Девушка с наслаждением глубоко вдохнула прохлады, после терпко пахнущего травами крыла. - Мне скоро надо будет подготовить зелья к времени приёма. Я, конечно, понимаю, что у вас приказ, но неужели вы действительно думаете, что он здесь? Я имею в виду - в задние помещения нет отдельного входа, а если он - однорукий старик - то он просто не смог бы перелезть через стену. Мы можем опросить тех мужчин, что спят на кухне, правда, - Лили невесело хмыкнула, - они на шум в госпитале то не пришли, с должны были… Если бы был буйный пациент и я бы осталась одна, то могла бы и не справится.

+1

19

Мелкий моросящий дождь кончился, и на улице даже стало приятно находиться. Глоток свежего воздуха на заднем дворе даровал Родрику столь долгожданную передышку, но вместе с ней пришло и изнеможение. Харлан не ожидал, что он настолько устал. Ночное дежурство вымотало мужчину и до того, как они зашли в лечебницу, а сейчас он чувствовал себя просто как выжатый лимон. После того, как все пациенты окончательно успокоились, они осмотрели ещё несколько помещений, но это ничего не дало. И чем дальше они шли, тем не внимательней становился Родрик. Чаще пропускал какие-то закоулки, и не по своей воле.
Слушая речь Лилиан, стражник невольно вскинул правую бровь. Прошел целый час, а он за делами даже не заметил этого. Чтож, теперь погоня и осмотры стоящих в отдалении домов точно не имеют смысла. Возможно, преступник уже пойман другим патрулем, ну а если нет, то находится уже далеко. Откажешься, и можешь возвращаться обратно, Эд вряд ли будет сопротивляться. Ему тоже хочется отдохнуть, если он уже не заснул. С другой стороны, если они придут раньше, чем остальные стражи, отправленные на поиск вора, это будет выглядеть не очень хорошо.
- Я понимаю, но приказ есть приказ, и мое мнение тут мало учитывается. Я обязан осмотреть эти помещения хотя бы поверхностно. Хотя бы просто заглянуть в них.
Слово «быстро» Родрик специально старался не произносить. Это было бы немного издевательски. Он уже обещал один раз осмотреть все как можно скорее, и получилось не особо хорошо.
- Насчет мужчин на кухне… - Допрос будет бесполезен, насколько знал Родрик. Во-первых, спросонья мало кто сразу сможет вразумительно ответить на задаваемые вопросы, а во-вторых, даже если они знают преступника, то скажут ли? В этом плане народ зачастую демонстрировал удивительную сплоченность. Нет,  у Харлана на уме были другие мысли. - До начала дежурства ещё есть время и мало ли что может произойти. Может вам прислать защиту? На случай буйных пациентов.

+1

20

Лилиан только покачала головой на суровый ответ стражника. В их чудной семье приказы нарушались с образцовой регулярностью, хотя на службе состояли все, не считая самой Лили. "Закон есть закон, тут не место для совести", - говорил ей как-то отец, но помниться, это не мешает ему иногда этот закон нарушать. Интересно, что же мотивирует других людей, таких как Родерик, упрямо следовать приказу? Долбиться по воротам рогами, даже если город за ними успеет истлеть в процессе? Просто награда? Возможность повышения по службе? Практика показывает, что такие качества не ценятся в верхах...
Лилиан задумалась над этим вопросом глубоко. Эти размышления даже скрыли досаду, мелькнувшую в душе в первый момент ответа. Они почти дошли до кухни, когда её настигло предложение. Лили удивлённо округлила глаза, а потом рассмеялась.
- Что? Глупости какие, не стоит утруждаться! Вы видели их? В большинстве своём они нормально на ноги встать не могут. Да, конечно попадаются порой буйные, но чаще на операциях, а там я не одна. Но спасибо за заботу, - подтекст предложения до неё не дошёл, и о возможной угрозе для старика она сейчас не подумала. Мысли упорно занимали вопросы риторические, те самые, ответ на которые был не очевиден.
- Родерик, а вы сами откуда родом? - спросила девушка, подходя к кухне, откуда доносился трубный храп. Сантар укоризненно покачала головой, открывая дверь. Два очень крепких детины спали на каких-то мешках, являя собой центр "композиции". В остальном кухонька была небольшой и тесно заставленной. - Их и война не поднимет... Да, они вряд ли могут быть вам полезны. Но я не против если вы их растолкаете. Просто из вредности, - Лили выдала слабую, но озорную улыбку, показывая, что это шутка.

+1

21

Приближаясь к кухне, Лилиан подняла, пожалуй, самую нелюбимую Родриком тему для разговора. Прошлое. Мужчина тут же начал быстро перебирать в голове варианты, что можно ответить на вопрос девушки. Благо ему дало время рассуждения лекаря о крепости сна двух лежащих на мешках мужиков, и это не должно было выглядить подозрительным.
- Пусть отдохнуть, им наверняка предстоит долгий день.
С улыбкой ответил девушке Родрик. Хорошо, что это была шутка, и Лилиан сама относилась к своей просьбе несерьезно. Вероятность того, что эти мужчину относились к страже положительно, стремились к нулю, а желанием получить себе, в лучшем случае, конвой на оставшееся время осмотра стражник не горел. Харлан бросил на них оценивающий взгляд. На вид они были сильны. Скорее всего, ему удастся с ними справиться, но с трудом.
Теперь надо было ответить на тот неприятный вопрос. Родрик еле удержался от вздоха. Нельзя сказать, что его детство было ужасным, встречались люди и с более драматичными историями. Но от этой мысли легче Харлану не становилось.
- Я из местности близь истоков реки Блютт.
Ответил Родрик весьма уклончиво. Врать ему особенно не хотелось, но говорить правду не хотелось ещё больше. Харлан искренне надеялся, что для девушки будет достаточно этого ответа, иначе придется использовать все воображение, что было доступно стражнику. А его было не столь много, чтобы чувствовать себя уверенно. Поэтому мужчина сразу после своего ответа задал вопрос, стараясь тем самым отвести тему разговора от своего прошлого.
- А Вы, сударыня? Всю жизнь провели в Айнборне? - Произнес Родрик, направляясь к дальним мешкам.  В этом помещении было много темных закоулков. При свете дня её может было бы и удобней осматривать, но не намного. Мешки, большие грубые коробки – в них при желании и страхе вполне можно было спрятаться. Настоящий кошмар для ищущего. Не имея времени осмотреть все, да и не желая будить мужчин, Родрик сосредоточился лишь на самых очевидных местах.

+1

22

"Откуда ж ты такой немногословный то?", - с досадой думала Лилиан, даже несмотря на то, что получила ответ на свой вопрос буквально сейчас. Они приближались к кладовой с травами и количество уловок иссякало. Ах, ну как неудачно хорошие качества сошлись в человеке в такое нехорошее время!
- Нет, своё детство я провела в Юдели, слышали? Такой тихий и спокойный край, где много пышной сирени... Там было так хорошо, - она мечтательность прикрыла глаза, будто воспоминания о родном крае заставили её забыть о осмотре. - Этот городок был столь ухожен, что там все дороги были мощеные. И тих... В подворотнях не так часто можно было встретить пьяных упавших ничком. Это была очень размеренная жизнь, знаете, с утра на рынок, часам к 7, пока не разобрали молоко у лучших доярок, потом помогать сестре и служанке с домом, потом на занятия... Столица будто бы всё это берёт и выворачивает наизнанку. Здесь тоже есть рынки, но они шумные весь день, плохо пахнут, по ним всегда снуёт вороватая детвора, не протолкнуться. Тут тоже надо хлопотать по дому, но так много, что это становится рутиной. А учится приходится исключительно в полевых условиях, потому что посидеть за учебниками времени нет... К слову, я часто по ночным сменам читаю учебники, которые мой наставник Енох привозит из магической академии, другого времени не выбрать. Вы оторвали меня от невероятно увлекательного повествования кишечных расстройств, - девушка шутливо рассмеялась в ладошку, продолжая беззаботно тараторить, - Это, конечно, чтиво сомнительное, но пока я ещё не клюю носом, я бы хотела дочитать. Сами понимаете, что если у пациентов кто-то проснётся, это займёт у меня всю ночь, - Лили рассеяно осмотрела тесную кухню и предложила. - Мы вроде бы закончили. Может проверим не задремал ли за этот час ваш коллег у двери?

+1

23

Девушка самозабвенно щебетала, будто весенняя пташка, рассказывая о своем прошлом. Слушая её описание, Родрик не смог сдержать улыбку. Лилиан вряд ли её увидела, так как в тот момент он стоял к ней спиной и заглядывал внутрь шкафа с травами и овощами. Такое упоение воспоминаниями даже завораживало. Такое упоение невольно заставляло мужчину вернуться к своим воспоминаниям, и от этой мысли улыбка Харлана приобрела меланхоличный характер.
О городе Юдель мужчина слышал лишь общие слова. Пару раз сослуживцы при нем хвастались необычными вещами, что им удалось когда-то достать на рынке этого города, и на этом его познания и ограничивались.
- Всё? Больше служебных помещений нет? – Эти вопросы были скорее риторическими и задавались с формальной целью удостовериться.  И все же как-то это было даже немного неожиданно. Стражник так долго провел в стенах лечебницы, дольше любого из других осматриваемых им сегодня мест, что мысль о том, что пора двигаться дальше прямо сейчас казалась ему чужеродной. Но надо было идти, и подумать, что ему и Эду сказать начальству. Кстати об Эде.
- Да, давайте проверим его.
Эд, если её не уснул стоя, то точно пребывал в дурном расположении духа. Военная служба должна была научить его выдерживать дежурство на посту, однако это не значило, что тот останется довольным таким внеплановым дежурством. Ещё оставалась вероятность того, что с ним что-то случилось. По словам Лилиан прошло уже больше часа, за это время разыскиваемый преступник вполне мог предпринять попытку бегства, обойдя рыщущего по всем углам Родрика. Мысли о том, что старик справится со стражником Харлан не допускал, но при неожиданной атаке, да и ещё если у вора окажутся союзники… Нет, с ним должно быть все в порядке. По крайней мере, Родрик на это надеялся. 
Мужчина направился к выходу из кухни.
- Так Вы переехали в Айнборн чтобы учиться?
Вновь начал он вести разговор, когда они вышли на улицу. Идти совсем в тишине до входа не хотелось, да и уж больно сладко рассказывала Лилиан о своем прошлом.

+1

24

О, как же тихо и украдкой Лилиан перевела дух. Эта пляска на нервах стоила ей дорого, много крупиц самообладания, много споров с собой, много волнения и мысль о том, что она скоро закончится была самой благой из всех вестей. Она широко и искренне улыбалась Родерику, так широко, как улыбаются старым знакомым, и они пошли назад, прочь, дальше от укрытого в травах ветерана.
- Я переехала в Айнборн с семьёй и была ещё немного в несознательном возрасте, чтобы что-то решать, - тихо смеялась она ночной свежести, - Отец получил повышение, и нас всех поглотила столица. Ах, только старшие уже вырвались из этого зыбучего болота! У меня почти вся семья военные, знаете? Маги на службе. Отец, братья, сестра, - чем дальше они шли, тем легче шла речь. Сейчас казалось, даже, что все невзгоды уже позади, уже миновали их, и они скоро найдут общую нить, Родерик вспомнит что-то, чем захочет поделиться и, возможно, они даже подружатся. Лилиан всегда хотелось верить в лучшее. - А потом отец договорился со своим старым другом об обучении меня. Лекаря трудно найти, но нам повезло. теперь я практикую свои навыки здесь, - чуть тише, ведь они вернулись в сонные палаты и теперь шли через них. Как забавно, они потратили больше часа на тот путь, который сейчас преодолевали лишь третью минуту. - Кстати, я знаю пару очень-очень примечательных зелий, - с видом заговорщика, который сейчас предложит "магию из под полы" Лили наклонилась к стражу. - Они творят страшные вещи... например помогают не спать, когда очень хочется! - тихо рассмеявшись она добавила. - Ну а если серьёзно, могу вам дать на дорогу что-то такое бодрящее, хотя бы дорйти до дома... наверное ночь была тяжёлой. В смысле, конечно она была тяжёлой...
Что это было? Наверное попытка как-то унять совесть. Родерик был хорошим человеком, ей было немного стыдно, что она обманывала его и выматывала всё это время. Они вернулись в холл, где стоял его коллега.

+1

25

Оглядываясь на пройденное сейчас расстояние, казалось даже удивительным, как они могли потратить на осмотр этих помещений больше часа. Путь назад занял не больше трех минут. Хотя, может, это было просто иллюзия того, что время пролетело быстрее. Разговор, пусть и недолгий, стал идти намного легче. Лилиан явно испытала облегчение от того, что этот осмотр закончился, и Родрик соврал бы, если бы сказал, что это не взаимно. Харлан немного удивился, как открыто девушка рассказывала о своем прошлом. Приятно, когда тебе доверяют сокровенное. Либо же Лилиан просто сочиняла свою историю на ходу, но это вряд ли, учитывая усталость, и с каким упоением она вела свой рассказ. В любом случае, это заслуживало восхищения.
В ответ на предложение девушки о настойках для бодрости Родрик отрицательно покачал головой.
- Если все пройдет хорошо, спокойно и моя смена скоро кончится, то я надеюсь хорошенько отоспаться. - Он с улыбкой посмотрел на Лилиан. - Но спасибо за предложение. Может, ещё пригодится.
Если только их, Родрика и его отряд, не переведут в другой город. Солдат Республиканской Армии так часто бросали из одной части страны в другую, что строить планы дальше, чем на неделю, было неразумно.
Когда они зашли в холл, Эд, подпиравший стену и зевавший, выпрямился. Он практически тут же принял стойку как положено согласно субординации, будто ничего не произошло, но по глазам Харлан видел, что его ждет долгое ворчание за спиной как минимум пока они не дойдут обратно до казармы.
- Все спокойно, солдат?
- Да, офицер.
- Кто-нибудь пытался выйти или войти? – Опять вопросы, задаваемые только для формальности. Как будто Эд, если бы поймал преступника, стал бы просто дожидаться около двери, пока Харлан наохотится за призраками в лечебнице.
- Нет, офицер. – Ожидаемо ответил солдат.
- Хорошо. - Родрик повернулся к девушке лицом. - Спасибо Вам, сударыня, за то,  что проводили.
Правда, вряд ли у Лилиан был выбор, когда Родрик её просил об этом, но девушка хорошо справилась со своей ролью.

+1

26

Прощаться было легко. Девушка чувствовала, как панический страх уличения и расправы покидает её, и как в сердце место занимают уверенность и спокойствие. Она всё сделала правильно, всё по совести, и эта уверенность билась в её сердце, в котором мир ещё был проще. Поделённым на трое: те кто прав, кто неправ и кто заплутал на своём пути. Она мягко улыбнулась в ночи тем, кто плутал в паутине предрассудков и заблуждений, по-наивному считая, что Родерик и многие другие частные люди потом одумаются, когда поймут, как страшны нынешние законы.
- Приятной вам ночи, - Лили прикрыла за ними дверь и выдохнула. Хоть эйфория облегчения и кружила девушке голову, она не забыла о разумной осторожности. Оправив волосы под повязкой, Лилиан неспешно прошла сквозь палаты и действительно села за книгу, журнал, где отметила, что давала снотворное, и только полчаса спустя ушла в погреб с травами, где утомлённый и напуганный старик уснул.
Мягко растолкав его, она провела ветерана в палаты и выхаживала пол ночи. Он ещё нервничал какое-то время, но Сантар уверила его что на эту ночь погоня точно оставлена с носом. А значит он может спать...
Но история на том не закончилась.

Днём, уже когда перевалило за 12 и солнце было в самом зените, Родерика растолкал сослуживец и сказал, что к казармам пришёл некий человек. Он божится, что вчера осматривали его дом и давали ориентировки на вора хлеба. А так же в том, что видел его не далече, чем час назад.
Когда стражник вышел к мужичку с неприятными колючими глазками, он действительно узнал одного из жителей домов, которые осматривали в ряду последних. Тот кисло поздоровался и повторил уже Харлану
- Да, видел я старика. Всё как вы описали, одноглазый, патлы прибрал, но не убрал, значит патлатый. Выходил из госпиталя, недалече, чем час назад. Постоянно озирался, точно дикий. Или за душой грешок, - мужичонка хмыкнул, - Вы вроде как о монетке за информацию говорили...
Свидителю небрежно кинули медяшку.
- Ну что, опять оббегать всех свидетелей - без энтузиазма спросил один солдат. - Ушёл он уже. За час долеко ушёл...

+1

27

- Доброй ночи. – Родрик чуть склонил голову, прощаясь с Лилиан, и тут же преступил порог, покинул вместе с Эдом помещение. Тяжелая дверь затворилась, и стражники оказались на улице, окруженные ночной тишиной. Дождь прекратился, о том, что он был, теперь свидетельствовали лишь мокрые мостовые.  Плащи на плечах у стражников уже практически высохли. Небо постепенно светлело. Совсем скоро оно окрасится в голубые тона, а птицы запоют утреннюю трель.
- Куда теперь? – Нарушил тишину Эд. Харлан не сразу ответил на его вопрос. Можно было попытаться ещё поискать. Хотя бы пройтись по улицам. Толку от этого будет немного, но ведь где-то этот преступник спрятался. Не мог же он просто раствориться.
Родрик покачал головой. Бесполезно. Слишком много времени прошло.
- Вернемся в казарму. Этот вор наверняка уже далеко отсюда.

Пробуждение добрым не бывает. И этот день как нельзя подтверждал это правило. Продрав глаза и быстро одевшись, мужчина спустился вниз, где не без удивления узнал в пришедшем человеке вчерашнего свидетеля. Вторым потрясением для странника стала информация, что он сообщил за пару звонких монет. Лечебница. Не может быть.
На реплику сослуживца Харлан никак не ответил. Недавно проснувшийся мозг ещё не до конца осознал происходящее, а на языке вертелась только ругань. Ему вспомнилась Лилиан. Как она легко щебетала под конец их «прогулки» по лечебнице, как заботилась о проснувшихся больных. Дурак ты, Родрик. Ох, дурак.
Стук сапог и звон кольчуги предупреждал горожан о появлении стражи. Походка Родрика была тяжелой. Военного одолевала странная смесь из досады и злости. Он даже не сразу осознал, что девушки может не оказаться в лечебнице, и что ему придется столкнуться с другим магом-лекарем. Нужно вести себя сдержанней.  Пара грубых слов – и скандала не избежать. Только вот как удержаться, когда эмоции бьют через край? Если Родрик был не в гневе, то находился близко к этому состоянию. Он злился на ситуацию, на девушку, что сумела его провести, на преступника, но в большей степени на себя, за то, что позволил обвести себя вокруг пальца. Рука в железной рукавице три раза постучалась в деревянную дверь. Получилось громко. Теперь Харлан не стеснялся мыслями о том, что он может потревожить спящих.

+1

28

Лили не колебалась и не мучалась. Её совесть была чиста перед ней, и покой этот давал моральных сил, подобных тем, которые даёт матери желание опекать детей. Она всё сделала правильно, а значит долой невзгоды. В мире жестокости и насилия всегда должен оставаться оплот милосердия, даже если он будет маленьким и слабым, как одна девушка.
Внутри Лилиан чувствовала невероятное удовлетворение, будто бы сделала для мира что-то больше, хотя это и была всего-лишь песчинка. Но даже этот возвышенный мотив не мог сладить с усталостью и сонливостью. Под конец своей суточной смены она едва не клевала носом.
Но был день и лечебница работала, а значит были и посетители. С тем, как часто по воротам лечебницы кто-то колотил руками в латных перчатках, двери бы надо было уже менять на каменные. Тяжко вздохнув, Лилиан оправила прядь под платок и пошла к дверям. Она так и не спала, утешаемая только мыслью, что смена её скоро кончится, а потому мысли и эмоции девушки уже были потухшими и медленными. На сей раз она открыла дверь сразу, не ожидая подвоха в послеполуденном дневном визите. Мало ли кто это был? Лечебница всегда была открыта для всех... Наверное, нелепое таки правило. Девушка открыла, и увидела на пороге ночного стражника. Смесь удивления и затаённого страха мелькнула в ней, ведь черты лица гостя были строгими, будто каменными, как и взгляд.
- О, Родерик. Доброго дня, - мысленно шикнув на испуганное сердце, максимально мягко и радушно сказала девушка.

+1

29

Перестав стучать в дверь, Харлан с трудом поборол желание положить руку на рукоять меча. Нет, Родрик и не думал, что ему придется применять его, просто так он чувствовал себя уверенней.  Уж чему, а контролировать свои действия его научили. Однако за язык он с такой же уверенностью ручаться не мог. В конце концов, он солдат, а не посол. Что с ним сделают, если скандал все-таки разгорится? Такие мысли Харлан старался гнать подальше.
Ждать пришлось недолго. Практически сразу дверь отворилась, и худшие опасения Родрика подтвердились. На пороге стояла та самая девушка. Удивленный вид, мягкий голос.
«И лживые слова». Мужчине хотелось бы думать, что причиной того, что его обманули, была усталость, но если это и было так, то только отчасти. Харлан никогда не отличался чувствительностью ко лжи, и сейчас, глядя на Лилиан при свете дня и в свете новых фактов, он не удивился такому исходу ночного обхода. Девушка не похожа на лгунью. Милая, с добрыми глазами. Какая-то часть Харлана даже надеялась, что преступник, на самом деле, все время прятался где-то в лечебнице без ведома девушки, сумев обмануть её. Что ж, разбираться в людях Родрик тоже никогда не умел.  И сейчас ему снова будут врать, а ему практически нечем крыть. Так что придется позволять развешивать лапшу у себя на ушах.
- Добрый день. – Эти вполне обыденные слова прозвучали из уст Родрика жестко, с пресловутыми стальными нотками. Не действиями и не словами, но интонацией, Харлан сразу постарался дать девушке понять, что он явно не настроен на ту непринужденную беседу, что сложилась у них под конец ночного обхода. В глазах отражалась та досада и злость, что стражник сейчас испытывал.
- По словам свидетеля, из лечебницы около часа назад ушел подозреваемый во вчерашней краже мужчина. Нам нужно задать Вам пару вопросов. – Произнес мужчина все с той же интонацией. Вряд ли кого-то постороннего удивит подобный тон со стороны стражника. Родрик старался, чтобы его речь была как можно официальней. Так было легче. Легче подбирать слова, легче держать себя в рамках.

+1

30

Лилиан замешкалась и удивлённо глянула на мужчину. Кто? Когда? Всё гонятся по следам старика,  как неуёмные тёмные духи! Лучше бы они следили, чтобы стариков становилось меньше. Солдаты, тоже мне! Когда-нибудь он рисковал и сам вот так остаться: без зубов, без семьи, седой, тощий и забытый... Но сейчас выслуга туманила глаза.
- Ну... конечно проходите, - может её эмоции подходили случаю, кто знает? Она была удивлена и раздосадована, а что же на лице? Лили не знала. Она могла приврать, съюлить в игре, в разговоре с отцом или Кристофом, получается ли это сейчас?
- Вы пройдёте в лечебницу? - спрятавшись за вежливостью, как за маской, она решила для себя, что чтобы не случилось, она упрямо будет стоять на своём. Но и на чём? зачем именно они пришли сюда? Даже если они начнут ещё раз просматривать всю больницу, ветерана тут больше нет. А если они пришли арестовать её?... - Я правда не думаю, что смогу вам чем-то помочь, у меня много стариков, но никто не подходил под ваши описания, вы же уже говорили мне о нём вечером, помните?

+1


Вы здесь » РЕНЕГАТЫ » Предисловие » Закон и совесть или законы совести?