РЕНЕГАТЫ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РЕНЕГАТЫ » Сказки о вечном » Febris


Febris

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Febris
июль 1898 года, Лондон
Эдгар Варбалд, Бонна Санти
http://funkyimg.com/i/27jbx.png
Эпоха развития медицины, науки, прав человека и жестокого контраста между роскошью и нищетой. Вспышка странной лихорадки привела в ужас почти весь Лондон. Но полиция уверена - эпидемия не могла появиться просто так. И все силы брошены на то, чтобы вылечить больных и найти виновных.

0

2

внешний вид

https://club.season.ru/uploads/post-24314-1334816418_thumb.jpg

Ей было уже 30, и она всё еще была не замужем. Ей некогда было думать о замужестве - женщинам в этом мире нашлось место под солнцем, пусть и пробиваться под солнечный луч приходилось, распихивая локтями остальных, проявляя жесткость, а порой и жестокость. Но женщине, выбравшей путь врача, другой быть и не суждено.
Это была не просто вспышка болезни, а эпидемия. Вдруг, неожиданно, странно. Люди сваливались с температурой, которая скакала туда-обратно, их выворачивало изнутри, они были обезвожены. И симптомов было слишком много для того, чтобы определить причину болезни, а главное, её происхождение.
С утра был дождь, но затем вышло солнце, и в черном платье было жарко. Бонна поправила воротник и, прикрыв нос платком, который она сжимала в руке, вошла в здание больницы. Она слишком хорошо знала, с чем столкнется...
На полу и на койках лежали люди. Кто-то просил воды, кого-то нещадно рвало, кто-то изнывал от жара и бился в агонии. Светловолосый невысокий мужчина в простых брюках и рубашке с засученными рукавами подошел к новоприбывшей.
-Меня зовут мистер Томпсон, я - врач. К нам только что поступили еще люди. Всего в двух палатах около сорока человек.
-Смерти? - сдержав рвотный позыв, женщина убрала от губ платок.
-Да, сегодня утром умерло пятеро, вчера восемь человек. - ответил мужчина довольно холодно. -Позвольте, я вас провожу.
Они пошли по коридору, вдоль кроватей и кушеток, грязных матрасов.
За дверью в другой палате у пациентов были более чистые простыни и возле каждой кровати стоял таз.
Здесь лежали те, кто мог неплохо заплатить за свой комфорт. Комфорт перед смертью.
Санти не нравилась обстановка и то, что они впустую тратят время. Но, помня о своих целях, она послушно проследовала за доктором в кабинет, где он предложил ей присесть.
-Итак, я так понимаю, вы хотите помочь - сказал мистер Томпсон, вытирая руки полотенцем после того, как вымыл руки-Что именно вам нужно?
-Стол, микроскоп, бумага, доступ к лаборатории, лекарства, передник и гарантии, что моей работе не будут препятствовать.
Взгляд врача был строгим и надменным.
-Я дам вам возможность проявить себя здесь. Но лишь потому что мне дали хорошую рекомендацию.
-Я изучаю Бактериемию всю свою жизнь - Бонна повела бровью - в Индии тоже лечили малярию, а оказалось, что лихорадка вызвана заражением кровяных клеток. Вы уже брали анализы у больных?
-Только вас и ждали - съязвил мистер Томпсон и посмотрел в окно. -А вот и полиция.
-Полиция? Но что им тут нужно?
-Хотят проведать пару пациентов...ладно, некогда. Пойдемте.

После того, как сменился главный врач, дела с этой больницей стало сложно вести. Мистер Томпсон не очень-то был рад, что лечением пациентов займется женщина. Может, ему удастся спихнуть её на полицейских?
Они вместе вышли к нескольким представителям власти.
-Меня зовут мистер Томпсон, а это -моя коллега, мисс Санти. Тоже лечащий врач. Чем можем помочь?

Отредактировано Бонна Санти (2016-05-22 14:07:56)

+1

3

Ему было 37 и он уже был вдовцом. Если не считать работы, которая стала новой женой и любовницей. Казалось, это должно беспокоить его, как беспокоит его матушку, седьмой год не снимавшей траура по безвременно почившему отцу, но Эдгара Дрейка изо дня в день волновало только состояние дел на его участке. Он был бездетным, потому что они с Женевьев поддались модным течениям времени и посчитали, что детей надо заводить, только когда они смогут снять весь этаж доходного дома. Возможно, если бы Эдгар понял заранее, что покашливание жены может обернуться стремительно прогрессировавшей чахоткой, он бы уговорил её не ждать и завести пару детей. Тогда в нынешнем доме инспектора бы ждала не старая экономка, мисс Тарлон, а пара розовощёких карапузов. Но и это уже не волновало мужчину. Он прекрасно переоборудовал первые этажи дома (а теперь у него был дом), под домашнее бюро, лабораторию и “склад старой бумаги”, как выражается мисс Тарлон, и жил на работе не только в родном участке, но и в своём коттедже на северных окраинах Лондона. На радость последней дамы, к слову, он ещё следил за своим внешним видом, хотя тут сказывались, больше, понукания начальства и напоминания о том, в какие дома заходит инспектор по долгу службы, и к каким людям. Так то волновало ли его личное состояние? Нет, пожалуй и оно его не волновало.
Его волновало, до скрежета зубов, состояние больных госпиталя. Журналисты уже наточили перья, министры уже впились ему в руки и все в раз орали - не дайте распространению Холеры выйти за пределы вашего района! Собственно, последнее было бессмысленным комментарием, потому что “холера” уже ушла за Пэддингтон, за Темзу и один человек даже слёг прямо в экипаже по пути в Сюррей.
- Дерьмо, - ёмко и тихо выразился помощник, отслуживших в колониях Индии офицер с медной кожей, диковато смотревшейся с светлыми волосами. Говорил ли он о общей забитости коек, вони, состоянии больных или делах участка - было совершенно не важно. Это слово ёмко описывало всё. Но повторять его Дрейк не счёл нужным, лишь мрачно кивнув.
- Нам надо поговорить с доктором. Мне бы очень не хотелось ставить мэра перед фактом, что ему придётся изолировать район. Рабочие в Ист-энде итак не спокойны…
Именно в этот момент к ним навстречу вышли мужчина и женщина в траурном платье, возможно вдова какого-то почившего гражданина, не совладавшего с коликами живота, и Эдгар снял свой котелок в приветствии.
- Меня зовут мистер Томпсон, а это -моя коллега, мисс Санти. Тоже лечащий врач. Чем можем помочь?
Минута потребовалась Эдгару, чтобы сладить с удивлением, но потом, снова сдержанно кивнув, он ответил.
- Приятно познакомится, господа… и дамы, - печальный опыт с одной суфражисткой, приковавшей себя к забору, оставил у Эдгара неизгладимый след - один на шее, в виде шрама от царапин женских коготков, другой на памяти. Он точно понял, что борющихся за права женщины порой бывают не совсем адекватным. Точнее нет, неадекватны они все и всегда, вопрос только - в какой степени эта конкретная. - Меня зовут инспектор Эдгар Дрейк, я главный на участке в Пэддингтоне и веду расследование по вспышке болезни. Мне надо знать все подробности дела, и насколько состояние плохое. Я прошу вас ответить честно, - мужчина чуть понизил голос, внимательно вглядываясь в глаза напротив, - Даю слово, я не донесу это до газетчиков, но если эпидемия выходит из-под контроля, нам требуется принять совместные меры.
[AVA]http://savepic.ru/9774837.jpg[/AVA]

+1

4

да простят меня все медики!

Мистер Томпсон быстро уступил даме, которую можно было занять разговорами с полицейскими, и сославшись на то, что Бонна сейчас представит инспектору всю картину происходящего, а у него много пациентов, удалился. Да, хорош же ты. Я даже анализов не видела, а ты меня спрашиваешь про то, что здесь происходит. Хотя, последние лабораторные исследования и данные...впрочем, сейчас это не важно. Видимо, некоторое время взгляд у нее был отсутствующий и даже, может, странный. Наконец, она посмотрела в глаза инспектора и, чуть улыбнувшись, произнесла:
-Бонна Санти. Буду рада, если вы будете обращаться ко мне по имени. Конечно, ты же не замужем. И эта "мисс" звучит, как оскорбление. Женщина мельком оглядела палату. Тон её стал серьезным, деловым, как и полагалось врачам.
-Сейчас в этой больнице сорок человек. В больнице в соседнем районе около тридцати. Люди поступают каждые м....думаю, часов шесть, не больше. - она двинулась по коридору в сторону лаборатории, по пути наткнувшись очень кстати на одну из медсестер. Бонна попросила у неё передник и ключи от лаборатории, сославшись на мистера Томпсона, который предоставит ей всё необходимое для того, чтобы она могла проводить исследования. А заодно попросила принести результаты последних анализов, взятых у пациентов. Затем, Бонна подошла к одной из кроватей, на которой лежала пожилая женщина. Нагнувшись к ней и широко ей улыбнувшись, Санти спросила её имя.
-Мери. -тихо ответила та.
-Вас мучает тошнота, запор или наоборот понос? Какого типа боли у вас? Что болит?
Мери была явно удивлена подобным вопросам и немного растерялась...Бонна лишь приветливо улыбнулась в ответ и добавила мягко:
-Не бойтесь, я - врач. Помогите мне, Мери. И мы вместе выясним, что с вами происходит и как это лечить.
-Мммм...меня тошнит, да. И кружится голова. Живот крутит, вот здесь. - женщина указала на живот. Бонна кивнула и, притянувшись к больной, внимательно осмотрела её глаза, затем повернулась к Эдгару.
-У Мери нет температуры, сэр, но она обязательно подскочит. Очень резко и внезапно. А затем снова спадет. Что это? Лихорадка? Да. Но... - женщина направилась в лабораторию и, как только Эдгар вошел, попросила его об одолжении.
-Если можно, я бы хотела переговорить с вами наедине. Без ваших людей. Раз вы не хотите донести до газетчиков всё, что я вам собираюсь сообщить. Как только Эдгар был готов слушать, Бонна, начав рассматривать склянки на полке, начала рассказ.
-У пациентов болит живот, и боли эти достаточно сильные. Температура то повышается, то понижается довольно резко. Врачи констатируют холеру. Но я, как бактериолог, могу сказать, что это-малярия. Бонна выдержала небольшую паузу. Для того, чтобы доказать это, нужно провести анализы печени и селезенки у больных. В комнату зашла медсестра и подала Бонне стопку бумаг с анализами. Проблема в том, мистер Дрейк, что малярия - не английское заболевание. У нас нет малярийных комаров. А это значит....что либо я ошибаюсь, либо... -её взгляд встретился с его взглядом - кто-то специально делает так, чтобы болезнь была похожа на малярию, или разводит малярийных комаров. Санти положила на стол анализы, пролистала несколько листов и довольно зло усмехнулась. Рвота, анемия, головные боли, покалывание кожи, боли в области печени, гемаглобин...гемаглобин в моче.. -Санти нахмурилась, внимательно читая бумаги и, казалось, совсем не обращая внимания на Эдгара.

Отредактировано Бонна Санти (2016-05-26 23:05:31)

+1

5

Общаться о болезни с женщиной, пребывающей в трауре было ситуацией неловкой, на грани фола. Ему нужна была конструктивная информация, и он не знал, сможет ли Бонна предоставить ему исчерпывающую информацию, но выбора Эдгару просто не оставили, оставив вместе с пребывающей в прострации женщиной. Хотя это продлилось недолго. Далее вела себя Бонна уверенно, и даже немного “по-мужски”, сразу взяв уздечку и погнав лошадей. Офицеры немного переглянулись, помощник приподнял кепку, но комментарии все оставили при себе. Пожалуй, тему леди в джентльменских штанах стоит оставить карикатуристам.
Тем более когда эпидемия стучится в дверь с разницей в 6 часов.
- Очень быстрая вспышка… - пробормотал Эдгар, подцепив подбородок пальцами. Мужчина не был медиком, но прожил жизнь достаточную, чтобы понимать - нормальная болезнь не вспыхивает, как фосфорная спичка. Большего он сказать не мог и это было немного досадно - доктор Санти, любезно предоставив им некоторую информацию по болезни, тут же взяла ситуацию в оборот, выдвинув требования.
- Доктор Санти, я бы попросил вас не выдвигать косвенные обвинения моим людям по своим предрассудкам, - инспектор чуть нахмурился. Оставить такое заявление без ответа не позволял ряд голов за его плечом, включая светлую макушку помощника, а ответить резче не позволяло воспитание. Но женщина осталась непреклонна и Эдгар помолился Господу, чтобы эта резкая прихоть не была напрасной. Он попросил своих людей подождать за дверью.
- Итак, мисс Санти, я вас слушаю.
А может и не стоило её слушать? Рассуждения леди Санти, начавшиеся складно и приятно рациональному уму Эдгара, очень быстро стали напоминать вдохновлённые Байроном и тем странным американцем По, с тем же именем, что у Эдгара. Мужчина не был зоологом, но что он понял после пары линеек гувернёра - что животные живут в разных климатических поясах не просто так. И Малярия в Африке, потому что комары не могут жить в Англии. Мужчина надавил на переносицу, как истинный джентльмен подбирая слова для уместного ответа.
- У вас есть доказательства, подтверждающие вашу… гм… теорию? Вы же понимаете, что я не могу послать своих ребят бегать с банками по городу и ловить ими комаров, - снисходительная улыбка появилась на губах мужчины.
[AVA]http://savepic.ru/9774837.jpg[/AVA]

+1

6

Кажется, он не очень оценил её настойчивость и просьбу о приватном разговоре. Кажется, он не очень понимал, что вообще происходит. И его нельзя было за это винить - он был инспектором, а не доктором, который каждую минуту должен тратить на то, чтобы облегчить страдания больных, найти лекарство. Впрочем, её и вовсе не волновало то, что он думает. Ведь ради науки и ради медицины, ради прогресса люди идут на многое. Возможно, даже не большее, чем они могли себе представить. А ты бы на что пошла ради своего проекта? Ради доказательств того, что ты можешь занимать среди мужчин достойное место?! Он был инспектором, и значит, особенностей медицинских терминов не знал. Бонна снисходительно улыбнулась. Она уже отобрала нужные скляночки, выстроенные теперь в ряд. Осталось только начать проводить необходимые анализы. Санти также не сомневалась в том, что ей придется делать это самой - главный врач вряд ли выделит ей одну из медсестер. Женщина выпрямилась и посмотрела на инспектора. Её глаза были добрыми и взгляд был довольно мягким, а голос звучал уверенно. Даже если ты до конца не уверен в своей теории, нужно заставить людей поверить прежде в тебя, чем в твою теорию.
-Это уже вторая больница, в которой я провожу исследования, мистер Дрейк. Вспышка не быстрая. Люди заболевают, у них температура. Они думают, что это - просто простуда. Лондонская погода, тяжелая работа, условия жизни не всегда благоприятно влияют на человека. Когда скачки температуры становятся слишком сильными, и лихорадка нестерпимой, они идут к врачу. Она замолчала ненадолго, обведя взглядом через небольшое окошечко основную палату - для подтверждения моей теории мне нужно провести анализы, и это займет много времени. Чтобы убедиться в моей теории мне нужно отправиться в одно место... Бонна вдруг сообразила, что до сих пор не узнала причину появления полицейских в больнице. Чуть прищурившись, она вновь обратила свой взор на мужчину и аккуратно спросила:
-К слову, вы ведь явились в больницу не ради того, чтобы у врачей выпрашивать подробности о болезни. Или я неправа?

+1

7

Ладно. Предположим. Ведь не настолько у местного врача дурное чувство юмора, что он отдал бы полиции для ответов совершенно не компетентную барышню. Но малярия? Как-то странно, всё же, слишком странно. Теория о привезённых комарах всё также шилась белыми нитками по чёрной ткани. И он точно не может написать её в рапорте. Как и искать через комаров виноватого. Нет-нет, ему нужны были более точные данные.
- Чтож, вам предстоят исследования, хорошо. Я бы хотел взглянуть на их результаты, как только они будут готовы, - политика подчёркнуто делового разговора избавила от неприятных и скользких тем. К одной из таких относился его повод присутствия тут. Многие заведения из-за вспышки болезни приостановили действия. Что уж говорить о газетных скандалах, которым такой повод, как болезни на севере Лондона, всё равно что вода, хлеб и богатство. Ах да, к слову о них.
- Отчего же, - хмыкнул Эдгар, - Вполне себе узнать о состоянии пациентов. Ну а насчёт большего… я же не хочу, чтобы это дошло до прессы, - В этом маленьком мстительном жесте не было никакой необходимости, но если уж дама в слух усомнилась в его людях, он имеет право на небольшую шпильку, не так ли? - Мэм, если это действительно, м-м-м… африканская лихорадка, то насколько вероятность её дальнейшего распространения, - инспектор тщательно обтекал вопрос возможной искусственной первопричины болезни, считая это слишком сложным, а заодно совершенно бессмысленным ходом, - И если ваши анализы подтвердятся, знаете ли вы методы лечения и есть ли у вас все медикаменты для того, чтобы остановить эпидемию?
[AVA]http://savepic.ru/9774837.jpg[/AVA]

+1

8

Она понимала, что одна она вряд ли справится с поставленной задачей. Поддержки доктора, который её недолюбливал, Бонна вряд ли бы дождалась, медсестры как могли помогали больным, но решать их судьбу не имели права, а созывать большую комиссию врачей –лишь тратить драгоценное время пациентов. Доказать, что это – малярия могли сейчас только анализы и срочный поиск хинина для её лечения. Бонна знала, куда нужно было ехать, чтобы получить его, а также, возможно, докопаться до правды.
-Я и все врачи, уверена, постараются сделать всё возможное, чтобы сохранить как можно больше жизней. Африканская лихорадка, как вы выразились – она переставила несколько колбочек и снова повернулась к собеседнику – распространяется не так быстро, ведь она не передается от человека к человеку. А это значит, что кто-то специально распространяет её, заражает население. Возможно, малярией болеет лишь малая часть людей, у остальных просто похожие симптомы, вызванные другой причиной. Отравой в воде или еде…Женщина обвела лабораторию взглядом и направилась к двери:
-Попрошу вас выйти со мной, сэр. В данном кабинете нельзя находиться без присутствия кого-то из врачей или медсестер. –после того, как они вышли, она добавила -Отвечаю на ваш вопрос: количество лекарства зависит от того, насколько успешно я смогу выяснить некоторые факты…
Санти вскоре распрощалась с представителем полиции и, отдав некоторые распоряжения медсестрам, отправилась по одному особому адресу.
На тихой зеленой улочке рядом со сквером стояло неприметное на первый взгляд здание, обнесенное по периметру двумя заборами с решеткой и металлическим частоколом. Здесь доживали свои дни душевнобольные люди. У нее не было ни знакомых врачей, ни родственников или друзей, к кому она могла бы прийти на прием. Но именно тут она могла получить ответы на некоторые вопросы…
Хинин. Иезуитская кора, которую применяли при тяжелых заболеваниях, в том числе, как успокаивающее действие. Хинин снижал температуру, благотворно влиял на организм человека, и некоторые доктора верили, что он мог помочь в лечении.
Разговор с одним из докторов был почти безуспешен. Получив лишь крупицу информации, Санти отправилась обратно в больницу крайне расстроенная.
Она не планировала уходить сегодня ночью домой – медсестра взяла анализы, и нужно было изучить всё до мельчайших подробностей. Не лишним было бы вспомнить индийскую практику, а значит, порыться в архивах больницы, которая была одной из самых старых в городе. Но прежде...прежде стоило сообщить детективу о проделанной работе и о том, что удалось узнать. В участке она могла его и не застать, а вот письмо бы ему в руки передали. С другой стороны....он же не хотел огласки, и значит написать нужно было предельно точно и кратко.
Малярия. Средство есть. Без вашего содействия не сможем получить. Возможно, там же источник. Приезжайте в больницу в удобное Вам время, я все расскажу.- всё, что у нее вышло после нескольких неудачных попыток написать хоть какой-то подробный и в то же время краткий текст...Запечатав как следует письмо, женщина отправила его с курьером в участок...

Обход больных Бонна закончила около десяти вечера, затем села за книги прямо в лаборатории. Свет здесь был довольно хорош, не приходилось щуриться, чтобы разглядеть мелкие буквы…к половине двенадцатого в больнице почти никого не осталось. В отделении дежурила одна медсестра, сидевшая теперь на стуле в коридоре. Женщина запрокинула голову и, кажется, задремала…
Огонек в масляной лампе качнулся от чьего-то движения. Бонну волновали лишь буквы на бумаге, а посему, она не отрывалась от чтения. Дверь в лабораторию была закрыта изнутри – она любила оставаться одна в моменты тяжелых мыслей или сосредоточенной работы и не хотела, чтобы кто-то мешал...глаза стали слипаться, она стала слышать еле еле стоны и даже крики больных за стеной, которых мучала лихорадка….буквы поплыли перед глазами…Санти потерла глаза, но это не помогло – словно насыпали песка…Вдруг, в двери повернулся ключ…ключ, который торчал изнутри…женщина медленно развернулась на стуле и негромко спросила, кто там. Ключ остановился, затем повернулся снова. Бонна поднялась на ноги и направилась к выходу, разозленная тем, что её прервали от её работу. Дверь вдруг распахнулась, и женщина оказалась сбита с ног. Что-то острое и резкое мелькнуло во тьме, полоснуло больно и исчезло. Бонна видела лишь силуэт, который был призраком в черных одеяниях...Алая кровь хлынула из раны. Бонна вскрикнула и потеряла сознание...

Отредактировано Бонна Санти (2016-08-13 13:45:55)

0

9

- Узнали что-то стоящее, сэр? - спросил один из Бобби, когда они садились в полицейскую карету после больницы. Эдгар был мрачен и сбит с толку от полученной информации, но выпровоженные за дверь сержанты жаждали информации. Оправляя котелок и лацканы инспектор мимолётно задумался, стоит ли ему действительно повторять сказанное... доктором Санти? Малярия, которую распространяют специально, завезённые комары, отрава в воде и еде... всё это отдавало духом романов, например, как у Мэри Шелли с её Франкенштейном. Было шито белыми нитками, и явно вызвало бы смех молодых ребят, привыкших к сутенёрам и портовым дракам.
- Не уверен, что это действительно стоило внимания, - уклонился он. - В участок, Митчел, мне надо привести мысли в порядок.

В участке Эдгар долго не пробыл. Как это ни парадоксально, но большую часть времени инспектора тратят не на тщательный просмотр улик а на оббивание порогов и протирание ковров начальства.
- ...Доктор предполагает, что эта малярия, - закончил свой краткий отчёт инспектор, стоя в слишком прямой, чтобы её назвать непринуждённой, позе. - Я не могу сказать ничего более конкретного и утешительного и на вашем месте, сэр, не спешил бы с официальными заявлениями прессе, лекарство по-прежнему…
- Вот именно, Эдгар! Лекарства по-прежнему нет! А ты приходишь ко мне, чтобы сказать, что в сущности ничего не прояснилось.
- Болезнь не маньяк из подворотни, сэр, - прохладнее, проговорил Варбалд, сжав собственное запястье за спиной. “Только не перегни палку, чёрт возьми, у вас с ним итак напряжённые отношения”. Мужчина выдохнул и опустил голову, потом сказал более мирно.  -Я буду рад последовать вашему совету, если я что-то упускаю, но пока я делаю всё, что в моих силах.
- Кто тут инспектор, Эдгар?! Ты или я? Я должен учить тебя работать? Я отдуваюсь на поприще репортёров, ты - в расследованиях. Так узнай - что источник заразы.
- Мне потребуется помощь врачей. Усиленная, - он проглотил эту нападку. Голос самосохранения был сильнее.
- Я выпишу тебе особое распоряжение. Выбирай любого, только решите что-то с этой чёртовой заразой!

В участок он вернулся уже в то время, когда все порядочные семьянины прогуливаются по скверу, по пути к своим домам. Они заходят в лавку булочника и покупают у торговки жаренные каштаны. Жёны, дети, мелкие радости для них… В те моменты, когда Эдгар, снимая цилиндр и забирая узловатой рукой волосы назад, заходил в тёмный вечерний участок, он завидовал им. Усталость была физически ощутима. Как бороться с невидимым врагом?...
- Доброго вечера, сэр, - сказал дежурный из-за своей высокой стойки. - Вам оставляли записку.
- Кто? - без энтузиазма спросил Эдгар, стягивая длинный твидовый плащ.
- Дама, представившаяся доктором Санти.
- Да? - инспектор проявил слабый интерес, отойдя от вешалки и подойдя к старому полицейскому. - Может хоть тут хорошие новости?
Он открыл тщательно запакованную записку и пробежался по ней глазами.
- И как, сэр, хорошие?
- Близко к этому. Я в госпиталь, Лоуренс, может день закончится лучше, чем начался?
На риторический вопрос собеседник не ответил, лишь кивнув и вернувшись к бульварному ужастику, которые никак не хотели выходить из моды. И что людям нравится в этой мукулатуре? Разве вокруг мало ужасов?
Эдгар вышел из участка и вскоре поймал кэб.

Если он надеялся на удачное завершение дня, то день надеялся его уничтожить. Фигура в чёрном, глухом костюме, с окровавленным кинжалом стояла над раненной женщиной, и сцена секундного замешательства обоих стоила той самой мукулатуры, которую читал Лоуренс. Сбросив это оцепенение, инспектор кинулся к убийце, а убийца к окну, выбивая его со звоном осколков.
- Стой! Чёрт возьми! - зло толкнув раму, инспектор подскочил к телу доктора. Если бы не то обстоятельство, что Бонна была ещё жива, он бы кинулся за гадом в погоню.
- Эй, тут есть ещё кто-нибудь?! Вся больница вымерла что ли?! - шло крикнул Эдгар в коридор, укладывая даму на больничную койку, и разорвал ткань платья. Порез шёл от шеи к груди и не пробил мышечную ткань только чудом. Но рана ужасно кровоточила, её надо было сейчас же зашить. Чего мужчина делать не умел…
- Господи, Боже милосердный! - воскликнула возникшая в дверях женщина.
- Мне нужна помощь, сейчас же! Вы что, вообще не следите за дверьми?!
Сиделка суетливо подскочила к Бонне и захлопотала над раной, а Эдгар, частично вымазанный в крови женщины, снова подошёл к окну и посмотрел в чёрный вечер Лондона.
- Кому же вы дорогу перебежали, Бонна?

Женщина пришла в себя под утро. Ей промыли рану и наложили швы, перевязали… очень удобно, когда ранят в больнице. Эдгар задремал на стуле, откинув голову на стену. Сначала он быстро проверил всё, что могло стать уликой в кабинете дамы, потом опросил немногих не спящих в больнице, потом отправил записку в участок… Потом… потом на часах было 12, и он понадеялся, что бонна придёт в себя до утра, но не дождался, так и уснув.

+1


Вы здесь » РЕНЕГАТЫ » Сказки о вечном » Febris